Австрийские лагеря «перемещенных лиц» (от английского «Displaced Persons» так называли беженцев от коммунизма, в основном русских людей, а также украинцев, поляков, венгров, чехов, сербов, словенцев и других) располагались в различных уголках страны, бывшей до 1945 года частью гитлеровского рейха. Разумеется, церковная жизнь в части Австрии, занятой советскими войсками, не могла быть организована для русских беженцев.  Центром как в смысле епархиального, общеавстрийского, управления, так и в смысле сосредоточения основных кадров священнослужителей и мирян-подвижников церковной жизни служил город Зальцбург и его окрестности, лагеря Парш и Хельбрунн. Однако вдали от этого центра русской православной культуры своей бурной общественной и православной жизнью жили лагеря Келлерберг, Клагенфурт, Лиенц-Пеггец, Шпитталь, Филлах, Сан-Мартин. Тут всюду созидались русские храмы, специалистами на самых простых досках из-под ящиков писались иконы, вырезывались умельцами иконостасы и киоты, из обезвреженных бывших авиабомб изготовлялись замечательные колокола, своим праздничным звоном напоминавшие далекую Русь-матушку. Рядом в соседних бараках устраивались школы, причем учебники печатались на пишущей машинке, часто просто по памяти учителями-подвижниками. Дальше создавался любительский театр, рисовались декорации, шились костюмы… Возникала библиотека, клуб, организовывался любительский хор…

1
Русский лагерь в Каринтии

Как правило лагеря Каринтии, представляли собой десятки деревянных бараков, в которых с 1945 года проживали русские беженцы. Так, в известном лагере Келлерберг проживали бывшие военнослужащие, чины Русского Корпуса, а также члены их семей. Каждый такой лагерь все дни своего существования жил молитвами своего духовенства.
Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в г. Клагенфурт, Австрия.
Из рапорта по положению на 1970 год:
«В приходе больше 100 человек прихожан, еще сохранилась лагерная церковь-барак. Псаломщик – С.К.Белов, Регент- Н.Г.Филиппович, Староста-А.Н.Филимонов, Благоукрасительнца- А.И.Кучерова, содержащая храм в чистоте».

Настоятель Храма А.И. Кучеров и благоукрасительница

Приход был закрыт к 1990 году в связи со смертью Настоятеля, о. протоиерея Георгия Сидоренков и выездом многих прихожан за океан (Аргентина, США, Канада, Австралия).
Приход возрожден в уже новом составе «новоприбывших» и открыт вновь иереем Виктором Мешко в 2016 году. С 2016 года у данного прихода в честь Покрова Пресвятой Богородицы появился еще один небесный покровитель: Святитель Николай Чудотворец. На сегодняшний день богослужения проходят в старокатолическом храме в центре города Клагенфурт каждое последнее воскресенье месяца.

2
Группа прихожан у Храма

По состоянию на 2016 год, приход в количественном и качественном плане находится в стадии роста, постоянных прихожан примерно 40-50 человек, (порой и больше) из старых остались лишь сыновья покойного протоиерея Георгия Сидоренко.
Храм Св. Апостола Андрея Первозванного на центральной площади города Лиенц, столицы Восточного Тироля, Австрия. Старостой был в те далекие годы Иван Н. Гордиенко.

В городе Лиенц находится Казачье кладбище -памятник страшной трагедии 1го июня 1945 года – насильственной выдачи большевикам офицеров и казаков «Казачьего Стана» во главе с генералом и известным русским писателем Петром Николаевичем Красновым. Всего было выдано в тот страшный день около сорока тысяч русских людей — мужчин, женщин, детей, стариков, из них в одном только Лиенце свыше двадцати тысяч. Выдача происходила во время литургии под открытым небом, с применением оружия и зверского насилия. Было много затоптанных, застреленных, забитых дубинами насмерть и утонувших в реке Драве, куда люди от отчаяния бросались. В память о погибших в 2015 году на Казачьем кладбище возведена деревянная часовня в русско-православных традициях. Бывший казачий приход на сегодняшний день немногочисленный. Тем не менее, место это из-за Казачьей трагедии пользуется всемирной известностью.
Г. Филлах Церковь св.благоверного вел. князя Александра Невского, долгие годы здесь существовал лагерный храм-барак, который пришлось снести в 1959 году, так как владельцы претендовали на принадлежавшую им землю. В 1961 году горстке прихожан, после долгих мытарств, удалось построить небольшой храм-часовню. К сожалению эта постройка до наших дней не сохранилась. В конце концов о. прот. Георний Сидоренко и его сыновья устроили в своем особняке домовую церковь, действовавшую вплоть до смерти настоятеля.
Церковные общины существовали также в таких городах как Шпитталь на реке Драве, Фризах, Трофаях, Треффен-Майерай. Почти все они окормлялись жертвенным протоиереем Сидоренко.

“Я не могу вспомнить без душевного волнения, как бойцы Русского Корпуса стремились создать свои походные храмы в тех необыкновенно трудных условиях. Стремление это было стихийным. Все полки, по своему почину, создали свои церкви. На выбранном красивом месте в своём районе воздвигался алтарь, самого храма не создавали – молились под открытом небом. Материалом для постройки служили, главным образом, ветви, но всё было создано с таким вкусом и так много любви вкладывалось в это дело, что получалось красиво и оригинально. Часть церковного имущества полки привезли с собой в обозах, недостающую утварь быстро изготовили на месте в полках искусные мастера из консервных банок, дерева и т.п. Писались прекрасные иконы талантливыми иконописцами, используя для этого мешки… Таким образом, в расположении Корпуса было построено всего пять церквей, где регулярно совершались богослужения, умилявшие наши души и успокаивавшие наши смятенные сердца, наполняя их надеждой и верой в лучшее будущее”.

— Из воспоминаний полковника Рогожина,
с 1945 по 1952 — коменданта «Русского
Белого  лагеря» Келлерберг в Каринтии.
Храм Св. Ап. Андрея Первозванного
Храм Св. Ап. Андрея Первозванного

В лагерях Австрии так же, как и в лагерях «перемещенных лиц» в Западной Германии, десятилетиями после войны сохранялся действительный православный русский уклад жизни, обеспечивавший развитие и процветание русских эмигрантских общин послевоенного периода впоследствии во всех странах русского рассеяния. У нас нет стремления идеализировать русских беженцев: все они были люди грешные, имели человеческие слабости. На Руси говорили: «Всяк человек ложь, и мы тож». Однако, пройдя ужасы войны, наши соотечественники не потеряли главного — живую веру в Живого Бога. Находясь на чужбине, они тем прославили Бога, что построили храмы и воссоздавали микромир исторической России — христианской, Боголюбивой, милой, добросердечной. Русские изгнанники надеялись вернуться в Отечество и там созидать новую жизнь на христианских началах. Все усилия лагерников питала надежда на возвращение «домой». Однако этому не суждено было сбыться. И все же труды духовенства и мирян имели свои драгоценные плоды: до конца своих дней, в еще более далеких от России странах, они продолжали петь «песнь Господню на земли чуждой», подавая нам, потомкам, светлый и благочестивый пример для подражания.