Неделя Восьмая по Пятидесятнице

Неделя Восьмая по Пятидесятнице

Проповедь Игумена Леонтия (Козлова) в неделю 8-ю по Пятидесятнице

Игумен Леонтий (Козлов), член Русской Духовной Миссии в Иерусалиме
О чуде умножения хлебов
Сегодня мы слышали Евангелие о насыщении хлебом и рыбой пяти тысяч человек. Господь увидел множество народа, сжалился над ними и, как сказано в Евангелии, исцелил их. Спаситель сжалился, потому что любит Свое создание и скорбит о его отпадении от Бога, а значит и от жизни, и от радости.
Самый близкий для православных образ спасения человека — это не оправдание или искупление, а исцеление. Господь исцеляет наше естество, которое извратилось в грехопадении, когда душа поработилась телесным страстям, а неразвитый дух оказался рабом и души, и тела. Восстанавливая господство духа, исцеляя и исправляя душу, которой должно подчиняться все низшее, Спаситель заботится и о теле, которое Сам же создал. Поэтому, преподав людям истину, исцелив их болезни, Он заботится об их телесных нуждах, как мы видим в этом евангельском отрывке. Таким образом, помиловав и исцелив человека, Христос наполняет наше естество, насыщает его чудесной пищей. А душу насытить можно только божественной благодатью. Человек, созданный Богом и для Бога, не может насытиться ничем иным, как только общением с Самим Господом, ибо Он — наш питатель!
Итак, видя, что время уже позднее, а народ устал и проголодался, апостолы просят Христа отпустить людей. Но Господь говорит им: «Не нужно им идти, вы дайте им есть» (Мф. 14, 16). Те, кто пришел послушать истинное учение, получают исцеление своих болезней, душевных и телесных. Исцеляя их тела, Спаситель исправляет души, и опять же, врачуя души, не забывает и о потребностях тела. Чудесно насыщая пять тысяч человек, не считая жен и детей, Господь как бы говорит нам: «Ищите прежде Царства Божия и правды его, а все остальное приложится вам (ср. Мф. 6, 33). Как сейчас Я вас насыщаю хлебом и рыбой, так и о прочем позабочусь, т.к. вы пришли к Богу услышать истину, взыскали главного». Христос призывает: «Придите! Насыщайтесь! Приобщитесь Моему пиру. Все уже приготовлено». Господь Свою трапезу предложил всем: и прежде всего это Его Тело и Кровь. Он говорит: «Мои рабы и Мои служители избыточествуют хлебом. Придите и получите жизнь, получите радость».
К сожалению, лежащий во грехе мир не слышит этого призыва, не верит своему Спасителю. Он продолжает искать «свиных рожков» и, конечно, не может ими насытиться. Мы знаем, что многие из тех, кто воодушевились этой чудесной раздачей пищи, потом искали Иисуса, но не ради Него Самого, не ради истины, а лишь ради насыщения. Поэтому Господь, дважды чудесно накормив народ, прекратил эти чудеса. Он не хочет, чтобы мы гонялись за материальным, Ему нужна наша душа. И мы знаем, что многие отошли от Него и потом кричали: «Распни, распни Его».
Еще раз посмотрим, что происходит. Господь берет малое и очень скромное: хлеб и рыбу. Никакого вина, никаких деликатесов. Всего-навсего скромная пища, которой не хватило бы даже самим апостолам. Но вот это малое, отданное в руки Божии, умножается, и его хватает на всех, и еще остается. В этом чуде Церковь видит прообраз Евхаристии.
Действительно, отдавая Спасителю наши души, все то, что Он нам дал, ум, сердце, дарования, — мы, в некотором роде, становимся подобны священнику, который возносит на Литургии хлеб и вино перед Богом. Отдавая Богу с благодарением земное, он получает небесное, посвящая скромные людские приношения — просфору и вино — Христу, он получает их уже освященными, получившими божественное естество. Так и со всем, что даровал нам Бог. Всё, что у нас есть, мы с благодарением посвящаем Господу, и оно возвращается многократно умноженное, приобретая духовное измерение.
Умножаются не только дарования. Если какие-то наши житейские скорби, — нас обокрали или обидели, — мы принесем с благодарением Богу, то они изменят свою природу, станут для нас не злом, а добром. Чудесным образом поменяется наше отношение к ним, и тогда убыток сделается приобретением, и то, что мы с благодарением терпим ради Господа, послужит для нашего спасения и станет наградой в Царствии Небесном.
Мы видим, что малое, отданное Богу, умножается, но каким образом? Апостолы, ученики Христовы не сразу получают гору хлеба и рыбы, но пища умножается, когда раздается. Так и то, чем мы делимся, подобно пламени, не умаляется при передаче другому, но умножается по мере раздаяния. Наша доброта, милость, любовь, рассуждение и другие «таланты», которых у нас может быть не так уж много, — ими надо делиться с теми, кому сейчас этого не хватает, и тогда происходит чудо умножения.
И вот, чудесным образом происходит насыщение всех, и остается еще двенадцать коробов, ровно по числу апостолов. Так и каждый христианин, каждый служитель Божий, отдающий ближним то, что Господь ему дал, — а Спаситель награждает каждого, давая кому пять талантов, кому три, а кому и один талант, — получает гораздо больше. Полагая свои души за других, мы многократно умножаем любовь, отдавая временное и чужое, приобретаем вечное и наше, получаем свой наполненный короб. Для чего получаем? Для того чтобы вновь и вновь раздавать. В этом суть любви, которая не терпит своекорыстия, избирательности, которая всех объединяет, не ограничивается пространством и временем и влечет нас к божественному совершенству.
Итак, прислушаемся к призыву Господа нашего Иисуса Христа, доверимся Ему, будем искать в своем сердце Царствия Божия, пира небесного Царя, способного наполнить наши души, чтобы и самим избыточествовать миром, благодатью и радостью, и быть в состоянии поделиться с ближними. Аминь.
03 августа 2014
Слово Протоиерея Александра Шаргунова в Неделю 8-ю по Пятидесятнице

Чудо умножения хлебов — единственное из всех чудес Христовых, описание которого есть во всех четырех Евангелиях. Мы часто видим Христа в гостях у других, и вот, теперь Он Сам угощает многих.
Христос повелевает Своим ученикам накормить толпу, а те говорят, что у них всего пять хлебов и две рыбы. Но когда они приносят Ему все, что у них есть, Он совершает чудо. Господь не требует от нас богатства и блеска (ума, талантов), которых у нас нет. «Немного из вас знатных, немного благородных», по слову апостола. Но Господь говорит нам: «Придите ко Мне такими, какие вы есть, принесите все, что вы имеете, и как бы мало это ни было, вы увидите удивительное». Мы приносим к Нему все, что имеем, и Он благословляет это. Мы знаем, что немногое с Богом лучше, чем многое без Него. Господь благословляет хлеб и рыбу как Божий дар, и совершается великое. Они возлежали на траве, с великолепием которой, по слову Самого Христа, не сравнится никакое убранство пиров Соломона. И на них был отблеск праздника всех народов, о котором пророчествует Исаия.
Еще хотелось бы остановиться на одной подробности этого чуда, которая может показаться после всего, что произошло, несколько прозаической. Когда все насытились, Христос сказал ученикам: «Соберите все, что осталось». Мы должны всегда заботиться, чтобы не было пустой траты того, что Бог нам дает. И научение этому предлагается нам с самого простого и насущного. Праведно будет со стороны Божией дать нам узнать недостаток того, что мы впустую истратили. Когда мы насытились, мы должны помнить, что было, например, во время войны и что сегодня тоже есть немало людей, которым недостает пищи. И нам может недоставать. Всегда неприятно видеть, как выбрасывается в помойку еда, где бы и в каких масштабах это ни происходило.
В русском православном народе испокон веков не забывали, что существует закон: те, кто хочет иметь средства для благотворительности, не должны быть расточительными. Известно, что святой царь-страстотерпец Николай Александрович отличался необыкновенно щедрой благотворительностью и при этом приучал своих детей к скромности и бережливости. Например, младшие донашивали за старшими одежду, которую приходилось много раз штопать и подшивать.
И еще здесь важная мысль. Христос не велел собирать оставшуюся пищу, пока все не насытились. И мы не должны собирать про запас, пока все не истрачено как полагается. Вера — это доверие Богу. Сколько гниет и пропадает добра вследствие этого недоверия! Скупость и расточительность — это явления одного порядка. Грех собирательства, накопительства «на черный день» уготовляет день, который может стать поистине черным для нас. Каждый из нас, наверное, знает массу ужасных примеров, и не только из литературы, когда человек, лежа на смертном одре среди накопленного за жизнь добра, говорил: «Я накопил, это мне принадлежит. Лучше пусть все будет уничтожено, чем кому-то достанется». Есть рассказ про одного купца, как он, уже умирая, стал заглатывать ассигнации. Только неверие тому, что Христос говорит, может привести к такому безумию и беснованию.
Есть множество иных примеров. Можно вспомнить, как наши православные монастыри раздавали хлеб народу во время голода, а Господь чудесно восполнял оскудение в монастырской пище. Мы все призваны в течение жизни нудить себя в научении этой Христовой тайне умножения хлебов. Как призналась простодушно одна наша прихожанка: «Есть закономерность. Когда подаришь то, что тебе жалковато, тебе то же самое приходит».
После насыщения народа ученики наполнили оставшимися кусками двенадцать коробов. И это было очевидностью не только реальности чуда — они не просто насытились, им дано было с избытком. Чтобы мы видели, как велика щедрость Господня. В дому Божием избыточествуют хлебом. В нем никто не умирает от голода, и еще есть, чем поделиться.
Остатки заполнили двенадцать коробов — для каждого ученика по одному. Так они были вознаграждены за свою готовность отдать то, что у них есть, на служение Господу и народу. Отныне для них это будет постоянной памятью и продолжением чуда, которое их руками будет совершать до скончания века Господь.
И все, кто участвовал в трапезе Господней, могли увидеть, что чудо произошло, когда они, забывая об отдыхе и еде, следовали за Христом, чтобы слушать слово Его. Те, кто следует за Христом, отвергаясь заботы о себе, будут взяты Им под Его особую заботу. Он не допустит, чтобы боящиеся Бога и верно служащие Ему, имели в чем-нибудь недостаток.
Как чудесно, наверное, было вкушать эту простую пищу — несравненно лучшую всякой, какая есть на земле. Самое главное заключается именно в этом — в том, что не только о теле заботится Господь. Те, кого Христос питает, насыщаются умом, и сердцем, и душой. В Нем достаточно для всех и достаточно для каждого всего. Благословение Христово открывает малому великий путь. Те, кого Христос насыщает хлебом жизни, не взалчут вовеки.

29 июля 2001 г.

 
 
Беседа Святителя Николая (Велимировича), Епископа Жичскаго (+1956г.) в Неделю восьмую по Пятидесятнице 

Евангелие об Умножившем хлебы в пустом месте
(Мф., 58 зач., XIV, 14-22.)
 
    Все, что творит Всевышний Бог, Он творит целесообразно. В делах Его нет ничего бесцельного, ненужного или лишнего.
    Почему некоторые люди так бесцельно двигаются и предаются такими бесцельным занятиям? Потому что не знают ни цели своей жизни, ни пункта назначения своего пути.
    Почему некоторые люди загружают себя ненужными попечениями и едва ползают под бременем лишних вещей? Потому что забывают о том, что одно только нужно.
    Чтобы даровать собранность рассеянному уму человеческому, целость — разделенному сердцу человеческому, единство — разлаженным силам человеческим, Господь наш Иисус Христос с начала до конца указывал человечеству одну — и только одну — цель: Царство Божие. Косоглазый, смотря в обе стороны, не видит ни одной! Ах, как бесцельна жизнь ума, ставящего пред собою многие цели! Как бесчувственно разделенное сердце! Как бессильна расточенная сила воли!
    Одно только нужно — Царство Божие! В одну эту точку стремился Христос Чудотворец направить взгляды всего человечества. Кто в одну эту точку смотрит, у того одна мысль — Бог, одно чувство — любовь, одно стремление — приблизиться к Богу. Блажен тот, кто так себя собрал — он уподобился лупе, которая, собирая множество солнечных лучей, может зажечь огонь.
    Слова, кои Господь сказал Марфе: Марфа! Марфа! Ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно (Лк. 10, 41-42), — изречены на самом деле как укор и напоминание всему человечеству. А это одно только — и есть Царство Божие (Мф. 6, 33). Все, что Господь произнес, и все, что Он сотворил, направлено только в эту точку и только к этой цели. Только в этой точке собрано все пламя, светящее путникам, блуждающим по ущельям и стремнинам временной жизни.
    Все у Господа целесообразно — то есть все направлено к сей наивысшей, одной-единственной цели — все уместно и все необходимо нужно: как слова изреченные, так и дела сотворенные. И ни одного слова лишнего, ни одного дела нецелесообразного! И какова плодоносность и слов, и дел Его! Миллионы и миллионы раз всякое слово и всякое дело Его приносило и доныне приносит плод. И сколь сладок, благоуханен и животворен плод сей!
    Почему Господь наш Иисус Христос не сделал камни хлебами, когда диавол предлагал Ему это, однако позднее, когда собравшийся вокруг него народ был голоден, в мгновение ока из малого количества хлеба сотворил огромное, так что после трапезы осталось больше, чем было в начале? Потому что первое чудо было бы нецелесообразным, ненужным и лишним, а второе было целесообразным, нужным и уместным.
    Почему Господь не хотел показать знамение с неба фарисеям, когда они этого от Него требовали, однако бесчисленное множество раз являл сии знамения с неба, сии невиданные чудеса над больными, прокаженными, бесноватыми, боязливыми, мертвыми? Опять же потому, что всякое знамение с неба пред завистливыми и тщеславными фарисеями было бы нецелесообразным, ненужным и лишним, в то время как в прочих случаях оно было целесообразным, нужным и уместным.
    Почему Господь не передвигал горы с места на место и не ввергал их в море? Без сомнения, Он мог это сделать — почему же не делал? Он, Который мог запретить бурному морю и ветрам, мог, без всякого сомнения, и горы передвигать и ввергать их в море. Но какая в том была нужда? Никакой. Потому Господь сего и не делал. Однако нужда утишить море и остановить ветры была крайняя, ибо люди тонули и взывали о помощи.
    Почему Господь не делал землю золотом и воронов — голубями? Раз Он мог сделать воду вином, без сомнения, Он мог и это. Но к чему? Не было никогда никакой нужды Ему делать землю золотом и воронов — голубями. Однако как-то раз, на одном браке, была крайняя нужда найти вино для гостей. И чтобы помочь этой нужде и уберечь хозяина от стыда, Господь сделал воду вином.
    Только бесы и грешники требовали от Христа бесцельных, ненужных и лишних чудес. Взгляните только, каких глупостей требует от Христа диавол: сделать камень в пустыне хлебом и броситься с храма вниз! И взгляните, как закоренелые грешники, фарисеи и книжники, являясь очевидцами многих приносящих пользу чудес Христовых, требуют от Него еще и некоего знамения, некоего бесцельного и лишнего чуда, какими были бы, например, передвижение гор, превращение земли в золото и воронов — в голубей! Потому Господь отверг предложения и диавола, и грешников. Но никогда не отказывался Он сотворить чудо, если оно было целесообразно и нужно для спасения людей.
    И сегодняшнее Евангельское чтение описывает одно из таких целесообразных и нужных чудес: умножение хлебов в пустом месте, но не в том, где нет людей, не в той пустыне, где только диавол, а там, где было, возможно, более десяти тысяч голодных человеческих созданий (ибо сказано, что их было более пяти тысяч, не считая женщин и детей).
    И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их. Это произошло после того, как царь Ирод казнил Иоанна Крестителя. Услышав о сем, Господь наш Иисус Христос удалился на лодке в пустынное место один. Все четыре евангелиста описывают это событие, одни — с большими, другие — с меньшими подробностями. По Евангелию от Иоанна, Господь сел в лодку в окрестности Тивериады и переплыл море Галилейское, а по Евангелию от Луки, Он пристал к северо-западному берегу моря и отправился в гору, в пустое место, близ города, называемого Вифсаидою.
    Господь имел обычай часто уединяться в пустыннх местах и на горах. Он поступал так по трем причинам. Во-первых, дабы сделать краткую паузу в Своем спешном и обильном делании, чтобы люди, так сказать, переварили все учение, Им открытое, и все чудеса, Им явленные. Во-вторых, дабы показать апостолам и нам пример того, что необходимо уединяться, входить в комнату (Мф. 6, 6), молитвенно оставаясь душою наедине с Богом. Ибо уединение и безмолвие очищают, смиряют, проясняют и укрепляют человека. И в-третьих, дабы оправдать и поощрить пустынножительство и монашество, показав нам, что добрый и приносящий пользу человек нигде не может укрыться, как не может укрыться город, стоящий на верху горы (Мф. 5, 14).
    История Церкви тысячи раз показывала, что никогда великий пустынник, молитвенник или чудотворец не мог укрыться от народа. Многие необоснованно спрашивают: «Что монаху делать в пустыне? Не лучше ли ему находится среди людей, служа им?» Но как будет светить незажженная свеча? В пустыню, в уединение монах несет свою душу, словно незажженную свечу, чтобы возжечь ее постом, молитвенными размышлениями и трудом. И если удастся ему возжечь ее, то свет будет виден всем людям, и люди пойдут к нему и найдут его, даже если он будет укрываться в песках, в непроходимых горах или неприступных пещерах. Нет, не бесполезен монах, напротив, он может быть полезен народу больше всех других людей. Это ясно показывает и случай, бывший с Господом нашим Иисусом Христом. Напрасно Он укрывался от народа в пустынном месте — множество людей последовало за Ним.
    А Он, увидев их, сжалился над ними, потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря. Внизу, в городах, синагоги были полны самозванных пастырей, на деле бывших волками в овечьих шкурах. Люди знали это и чувствовали, так же как знали они и чувствовали неизмеримую милость и любовь Христову к ним. Люди увидели и почувствовали, что Христос есть единственный Пастырь Добрый, искренно и сострадательно о них пекущийся. Потому они и бежали за Ним даже в пустынное место. И Господь исцелил больных их. Народ чувствует, чтонуждается во Христе, и требует чуда не из праздного любопытства, но по причине крайней необходимости и мук. И начал учить их много— говорит апостол Марк.
    Когда же настал вечер, приступили к нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи. Евангелист Матфей не рассказывает, чем именно Господь так долго занимался с народом, сообщая только, что Он исцелил больных их. Однако евангелист Марк восполняет сей пробел словами и начал учить их много. Видите, как дивно дополняют друг друга евангелисты! Итак, Господь до позднего вечера учил народ. Это должно было продолжаться много часов. А за такое время вы можете прочитать все Евангелие. Значит, в одном сем случае Господь поведал из Своего Божественного учения столько, сколько составило бы целое Евангелие. Не прав ли в таком случае евангелист Иоанн, говорящий, что если бы записать все, что сотворил и сказал Иисус, то и самому миру не вместить написанных книг?
    Как милосердны ученики! Место здесь пустынное и время уже позднее. Люди взалкали, давно уже пора расходиться. Но дома их далеко, а они весьма голодны. Тут много и женщин, и детей. Нужно, чтобы они как можно скорее достали пищи. Пусть они пойдут в окрестные деревни и селения и купят себе хлеба.
    Но разве Христос не милостивее и не сострадательнее Своих учеников? Разве Он мог не знать, что народ голоден? Конечно, Христос милостивее и сострадательнее Своих учеников, и Он прежде их слов помнил о том, в чем нуждается народ. Еще в самом начале, как пишет евангелист Иоанн, Иисус, возведя очи и увидев, что множество народа идет к Нему, сказал Филиппу: где нам купить хлебов, чтобы их накормить? Но тут его обступили люди со своими больными. Господь сначала исцелил всех больных, а затем стал учить народ. И это продолжалось до темноты. И только тогда апостолы вспомнили, что народ голоден и нуждается в пище. Таким образом, Господь предвидел это с самого начала, но позднее намеренно не хотел говорить о том, ожидая, чтобы вспомнили сами апостолы. Сие было по двум причинам: во-первых, чтобы укрепить в них сострадательность и милосердие, а во-вторых, чтобы сделалось явным их бессилие без Него. Ибо Христос сказал апостолам: не нужно им идти, вы дайте им есть. Он знает, что они этого сделать не могут, но говорит так, дабы они полностью осознали и исповедали свое бессилие. Они же сказали Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы. По свидетельству евангелиста Иоанна, и это имевшееся малое количество пищи было не их, но одного бывшего там мальчика. Здесь есть у одного мальчика пять хлебов ячменных и две рыбки; но что это для такого множества? Сие сообщает Господу Андрей, Первозванный апостол, который, хотя и был со Христом дольше всех, не был еще совершенным в вере, раз спрашивал: но что это для такого множества? Хлебы были ячменные, что также не случайно. Из сего мы должны научиться, как говорит премудрый Златоуст, что следует довольствоваться простою пищей, а не выбирать лучшее, ибо, по его словам, «сластолюбие есть мать всех болезней и страстей».
    Принесите их Мне сюда, — повелел Господь ученикам. Только теперь настал Его черед. Народ не в силах достать себе пищи; апостолы также исповедали свое бессилие помочь народу. Теперь настало Его время, теперь все созрело для чуда.
    И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу. Почему Господь наш Иисус Христос воззрел на небо? Он не поступал так, совершая великие чудеса: отверзая очи слепым, очищая прокаженных, изгоняя из людей бесов, запрещая морю и ветрам, делая воду вином и даже воскрешая некоторых мертвых. Так для чего же исключительно в сем случае Он воззрел на небо, обратив взор к Отцу Своему Небесному?
    Во-первых, чтобы пред таким огромным количеством народа показать единство воли Своей и Отчей и тем опровергнуть злобную клевету фарисеев, утверждавших, будто Он все чудеса творит с помощью силы бесовской. Во-вторых, как Сын человеческий, чтобы явить людям образ смирения человека пред Богом и благодарности за все блага, от Бога нисходящие. Сходный пример подал Он нам и во время Тайной Вечери: благословив, преломил (Мф. 26, 26); взяв чашу и благодарив, сказал… взяв хлеб и благодарив, преломил (Лк. 22, 17-19). Возблагодарил Он Отца Своего Небесного и благословил хлеб как дар Божий. Так и мы должны пред каждою трапезой, какою бы скромной она ни была, воздавать за нее Богу благодарение и хвалу и благословлять дар Его. В-третьих, как Сын Божий, чтобы при умножении хлебов, которое совершенно подобно новому творению, показать единство силы Троицы во Единице, Которая творит лишь как таковая. Отец, Сын и Дух Святой — Троица Единосущная и Нераздельная — есть Творец всего сущего.
    Господь наш Иисус Христос Сам, Своими руками, преломил хлебы. Для чего? Почему Он не повелел преломить их ученикам? Для того, чтобы мы видели Его благое желание накормить народ и Его величайшую любовь к людям. И чтобы мы чрез то научились: творя милостыню и давая дары, надо давать заботливо и с любовью, как и Он поступал.
    И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных; а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей. Вот чудо из чудес и слава слав! Если столько людей возьмут только по одному кусочку размером с антидор, все-таки пяти хлебов вряд ли хватит. А здесь, взгляните: И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных! Если бы это был некий мираж, то не было бы сказано: и насытилисьЕсли бы даже и мог человек вызвать у другого иллюзию, что тот ест, однако миражом голодного насытить нельзя. А если это был некий мираж, откуда тогда двенадцать коробов, полных оставшихся кусков? Нет-нет, лишь закоренелые грешники могут назвать сие иллюзией. Однако это была действительность, как и бытие Бога есть действительность. Обратите внимание еще и на то, что при сем чуде никто не осмеливается сказать что-либо против или найти для него какие-либо глупые объяснения, как фарисеи поступали в случае с другими чудесами. Не только никто не говорил ничего против, но люди, видевшие чудо, сотворенное Иисусом, сказали: это истинно Тот Пророк, Которому должно придти в мир (Ин. 6, 14). Более того, они хотели придти, нечаянно взять Его и сделать царемТакое огромное впечатление произвело сие воистину дивное чудо Христово на народ! Кто и когда хотел сделать царем какого-нибудь иллюзиониста? А здесь действительность и правда, и люди, воодушевленные этою действительностью и правдой, хотели силой заставить Христа быть их царем. И сие произошло бы, если бы Христос не удалился, помешав таким образом этому намерению воодушевленного народа.
    И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ. Не кажется ли несколько странным, что Иисус повелевает Своим ученикам одним войти в лодку и отправиться на другую сторону прежде Его? Почему Он так делает? Во-первых, из-за того, что было; и во-вторых, из-за того, что будет. Пусть они как можно скорее отделятся от народа и наедине предадутся размышлению и собеседованию о великом чуде умножения хлебов. И пусть отправятся в плавание, в котором Господь наш Иисус Христос вскоре явит им новое, небывалое чудо, а именно — пойдет по морю, как по суше. Господь заранее прозирал и то, что случится, и то, что Он сделает. Ученики, ничего не предвидя и, конечно, удивляясь тому, что Господь понуждает их отправляться, оставили Его с народом, пошли вниз к морю и спустили лодку на воду. Несомненно, причиною того, что Господь спешно отослал апостолов из толпы народа, было и Его желание уберечь их от гордости и самовосхваления пред народом: вот, они, дескать, последователи и ученики такого невиданного Чудотворца! Как хотел Он научить их смирению, сказав: вы дайте им естьтак и теперь, отсылая их, Он хочет уберечь их от гордости и от превозношения Учителя. И, наконец, Он хочет явить им Свою бесконечную кротость и смирение пред Богом тем, что после столь величественного чуда удаляется на гору, дабы помолиться наедине. Ему не нужно было прямо им о сем говорить — они уже были достаточно знакомы с Его обычаем часто уединяться для молитвы. Впрочем, разве именно в тот день Он как раз намеренно не удалился в пустынное место, оставшись один, после вести о страшной казни Иоанна Предтечи? Пусть видят ученики, что Он не забыл, для чего пришел в место пустынное, а прежде всего — пусть видят и знают, что неожиданно сотворенное Им великое дело и все похвалы и величания со стороны восхищенного народа ни в меньшей степени не поколебали Его душевного мира и Его кротости и не отвратили Его от намерения помолиться наедине.
    Все сие событие с наделением людей хлебами и рыбами, так же как и число хлебов и рыб и число коробов, полных оставшихся кусков, имеет еще и свой таинственный, внутренний смысл. Пред Своею смертью Господь назвал благословленный хлеб Телом Своим. И здесь Он творит сие, правда, не словом, но чрез число хлебов. Пять означает пять телесных чувств, а пять чувств представляют все тело. Рыба означает жизнь. В первые века существования Церкви Христос изображался в виде рыбы, что и сегодня можно увидеть в древних христианских катакомбах и убежищах. Итак, Христос отдаст Тело Свое и жизнь Свою в снедь людям. Но почему рыб было две? Потому что Господь и в Своей земной жизни принес Себя в жертву, и после воскресения приносит в Церкви Своей доныне. Что означает то, что Он лично преломил хлебы? Означает, что Он добровольно приносит Себя в жертву ради спасения людей. Почему Он дал хлебы и рыб ученикам, чтобы они раздали их народу? Потому что они воистину будут разносить Христа по всему миру и Им как животворящею пищей наделять народы. Что означает то, что осталось именно двенадцать коробов кусков? Означает обилие жатвы с трудов апостольских. Жатва всякого апостола будет несравненно большей, чем посеянное им семя, как всякий короб содержал больше хлеба, чем тот, который голодные ели и им насытились.
    Но все сии тайны суть глубоки и неисчерпаемы. Кто дерзнет слишком пристально вглядываться в их судьбы? Кто осмелится в сей временной жизни спуститься в их глубины? Пусть и намеков будет довольно для того, кому усладительно читать и слушать Евангелие. Сладостью Евангелия и ангелы упиваются. Чем больше человек его читает, молитвенно о нем размышляет и следует ему в своей жизни, тем больше отверзаются Евангельские глубины и благоухает Евангельская сладость. Господу нашему Иисусу Христу о сем подобает честь и слава, со Безначальным Его Отцем и Святым Духом — Троице Единосущной и Нераздельной, ныне и присно, во все времена и во веки веков. Аминь. (Сие чудотворное умножение хлебов Божественною силою Христовой вспоминается в дивной молитве при благословении хлебов на литии).
 
 
Слово Архиепископа Андрея (Рымаренко), Рокландского (+1978г.) в 8-ю Неделю по Пятидесятнице
 
«Вы дайте им есть!» — сказал Христос Своим ученикам. А сказал Он им это как бы в ответ на их совет: «Место здесь пустынное, и время уже позднее, отпусти народ чтобы они пошли в селение и купили себе пищи». Но Христос настаивает на Своем: «Вы дайте им есть». Тогда ученики и говорят Ему: «Учитель, у нас здесь только пять хлебов и две рыбы».
Поставим себя в их положение: огромная толпа. Одних мужчин было около пяти тысяч, не считая женщин и детей. С наступлением темноты места продажи хлеба закрывались. Этой многотысячной толпе предстояла голодная ночь в пустыне. С ними были маленькие дети. Пока Христос говорил, все физические потребности молчали, но вот Он умолк, и люди уже начинали чувствовать голод. Что же будет дальше? Люди ослабеют, дети будут плакать от голода и никто не сможет заснуть. Получится уныние, разочарование.., а может быть и ропот. Мы Тебе поверили, мы пришли в поисках Царствия Небесного и Правды. Вот мы и пришли к Тебе сюда. Ведь Ты обещал, что все остальное приложится нам. А вот Твое обещание не исполнилось: у нас нет необходимой пищи даже для наших детей, а наступает ночь, темная южная ночь… Да, можно понять состояние учеников. Даже их любовь к Учителю побуждала их предупредить Его. А Он… А Он, когда они упомянули об их ничтожном запасе продуктов: пяти хлебах и двух рыбах — сказал: «Принесите их сюда Мне»! И велел народу возлечь на траву группами и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и преломил хлебы, дал их ученикам, а ученики — народу. И ели все, и насытились и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных. Огромное небывалое чудо! И чудо это историческое!
Но сила, скрытая в этих четырех словах Христа — «Вы дайте им есть!» — во много раз превосходит и физическое насыщение многотысячной толпы, и эти две тысячи лет, которые разделяют нас от того времени.
«Вы дайте им есть». Имелась ли здесь ввиду только пища телесная? Нет. Здесь имелось ввиду все, что принес на землюБогочеловек: спасение рода человеческого, пища духовная, все таинства, установленные Господом, вся Церковь Христова Соборная и Апостольская. Ведь Апостолы смертны, а Церковь вечна. Апостолам нужны будут преемники: диаконы, иереи, епископы. И так Церковь будет вечно существовать и питать верующих. Она будет давать им то, что на земле никто и ничто не сможет дать. Словами: «Вы дайте им есть!» Христос делает Церковь Свою Апостольской. А тот момент, когда Христос велел возлечь людям группами на траве, — это есть великий момент Организации Церкви. Вспомните Русь Святую. Вся она состояла из отдельных групп, — приходов, а все они сливались в одно целое и великое — Святую Соборную и Апостольскую Церковь.
Так и теперь Церковь Христова существует и будет существовать до скончания веков.
Будем же всегда стремиться к Ней. И если по каким-либо причинам, мы не всегда физически сможем пребывать в ней, то психологически будем всегда жить в круге церковном, и мы обретем пищу, ведущую в Вечную Жизнь. Только в Церкви мы обретем величайшее Таинство Христово, Таинство Тела и Крови Его, в котором Жизнь Вечная.