Неделя Сыропустнуя

Неделя Сыропустнуя

 

Слово Архиепископа Алипия (Гамановича), Чикагского и Средне-Американского внеделю сыропустную
«Если вы будете прощать людям прегрешения их…»
Господь сказал: «Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небес­ный: а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согршений ваших» (Мф. 6, 14-15).
Наступает Великий Пост — время усиленной мо­литвы и покаяния, в это время мы должны напряч все наши духовныя силы испрашивая прощения наших грехов у Бога.
Но, чтобы было успешно наше покаяние, мы сами должны примириться с нашими ближними.
Какой наглядный признак примирения? Когда мы просим у нашего ближнего прощение. В воскресение, в канун Великого Поста Св. Церковь установила обычай испрашивать прощение друг у друга. В просторечии этот день называется «прощенное воскресенье». От кого должна исходить инициатива примирения, если налицо есть какая-то вражда между людьми? Повидимому, каждый скажет: от виновного. И невиновный с этим согласится, он скажет: «он меня обидел, он первый начал, поэтому он должен у меня попросить прощение. В сердце своем я его прощаю, но не вижу, почему я должен просить прощение у него».
В каждом конфликте между людьми, если даже по принципу права нужна признать одну сторону винов­ной, а другую невиновной, по принципу морали, или лучше сказать, исходя из духовного ведения вещей, невиновная сторона в какой-то мере тоже виновата, потому что невиновный мог допустить зло раньше, и оно бумерангом обрушилось на него сейчас.
И если мы посмотрим с психологической стороны, то получается: когда невиновный первый попросит у виновного прощение за происшедший конфликт, то ви­новный будет этим растроган и поспешит примириться.
Невиновному даже легче попросить прощение, так как виновный скорее склонен к самооправданию, что­бы в какой-то мере смягчить свою вину и не показаться пред людьми плохим человеком.
Поэтому для примирения не имеет значения от кого будет исходить инициатива: от виновного или от не­виновного.
Поэтому то Господь и говорит: когда ты принесешь дар твой к жертвеннику, и там вспомнишь, — не только, когда ты обидел кого-то, но даже, — когда кто-то имеет что-нибудь против тебя, оставь свой дар, пойди и примирись сначала со своим ближним, и только тогда уже приноси свой дар Богу (Мф. 5, 23-24) .
А пред Богом мы всегда виноваты. Попросив прощение, мы этим открываем двери для милосердия Божия к нам.
Неужели нам самолюбие дороже милости Божией! Давайте подумаем об этом. Аминь.
Сказано 1 марта 1981г.
 
Слово Священномученика Григория (Лебедева), епископа Шлиссельбургскаго (+1937г.) в Неделю сыропустную

 
Возлюбленные братия!
Сегодня — преддверие Великого поста. С сегодняшнего дня Церковь уже не празднует, не торжествует, а по преимуществу врачует. С сегодняшнего дня через церковные двери вход, главным образом, в лечебницу. Теперь здесь лечат души.
Порча души началась давно — с тех пор как человек сам исказил свою душевную природу. Как болезнь тела есть нарушение нормальных законов жизни тела, так и болезнь души пришла тогда, когда человек нарушил ее нормальную жизнь. И как болезни тела передаются по наследству, так стала наследственной и порча души. И как в жизни тела при развитии болезни идет вырождение организма, так и в жизни души от болезни и от порчи пришло ее вырождение, искажение ее природы и отмирание ее способностей. В душе появляется элемент разложения — это наследственная порча греха, живущая в нас, как микроб тления и смерти.
В молитве, которую мы должны читать ежедневно (2-я вечерняя молитва), так мы и обращаемся к Богу: «Господи! Не остави меня… не уходи от меня, потому что семя тли во мне есть», т.е. живет во мне семя тления, порчи, болезни.
Святые отцы, подвижники благочестия образно изображают искажение природы души и ее подчиненность греху. Как заботливо облегают царя в роскошные одеяния и украшения, чтобы он весь был одет в царское, так князь лукавства всю душу обволакивает грехом и не оставляет в ней свободным ни одного уголка: ни ума, ни помыслов, ни чувств — вся душа облечена им порфирою тьмы. Или иначе: похищен свет у человека и облечен человек во тьму. Враг рассыпал и разделил помыслы человека, совлек ум его с высоты и поставил над ним своих досмотрщиков — злых духов, которые понуждают его делать лукавые дела.
С болезнью пришло следствие — ее таинство и страдание от нее. Как в теле болезнь накладывает отпечаток на весь организм, подчиняя его себе, так в душе человека началось таинство греха и страсти. Страдает от него вся душа, ибо грех хозяйничает в ней. Душа уже потеряла способность желать, молиться, быть чистой. Она влечется, как безвольная жертва, не в силах правдиво желать и правдиво поступать. Все отравлено в ней и страдает: и мысль, и желание, и воля. Душа влечется, как жертва… Как будто тьма Египта сошла на нее, и закрылся для нас свет жизни.
Святые отцы образно изображают смятение и страдание души. Как в темную ночь, когда подует жестокий ветер, приходит в смятение, колеблется и колышется все живое, так и человек, будучи во тьме греха, приводится ветром греха в колебание и сотрясение. У него в смятении вся природа: помыслы, чувства, вся душа. Она вся страждет от болезни греха.
Еще один картинный образ дают нам святые отцы, изображая болезненное состояние душ, пораженных грехом. Души, плененные злом, — это пшеница, брошенная дьяволом в решето и просеиваемая им. Как пшеница в решете вскидывается и бьется, так бьются греховные души в безконечном волненье, борьбе, заботах. Сатана сотрясает души также решетом, т.е. земными делами просеивает весь грешный род человеческий. И как пшеница взбрасывается в постоянном круговерчении, так князь лукавства вскидывает всех людей, приводит их в смятение и тревогу, вселяет в них суетные помыслы, пустые пожелания, непрестанно смущая, пленяя и уловляя весь грешный род Адамов.
Братия! Вот картина больной и бедствующей души человека. Конечно, она начертана здесь крупными штрихами. Основные из них три: грех и порча души как результат ее искажения; вырождение, истребление душ и страдание больной души.
Но и эти три штриха разве не кричат о страшной болезни человека? Разве можно равнодушно пройти мимо этих показателей гибели души? У каждого из нас даже при самом ничтожном анализе своей жизни есть сотни ярких иллюстраций, обнажающих и наше падение, и нашу болезнь, и истребление души, и ее злое страдание. Где тот неразумец, что стал бы отрицать свою причастность этой болезни?
Да, братия, мир человеческих душ в тяжелой болезни! Эта болезнь так непреложна, что нет нужды вскрывать ее многими словами. Заключим ее обозначение словами преподобного Макария Великого. «Весь видимый мир, — пишет преподобный, — от царей и до низших, — весь в смятении, нестроении, борьбе… И причина та, что болезнь души — грех прившел в жизнь, как некая разумная сила, и произвел повреждение, растление души и ее страдание».
Люди часто забывают о болезни своей души, забывают, что она в плену греха и силе зла. Оторвавшись от источника жизни — Бога и поставив центром всего свое маленькое «я», люди считают все явления своего внутреннего мира законным продуктом своей жизни. Понимание же уклонения души от нормы, сознание порчи души и подчинения ее силам зла чаще всего совершенно отсутствует у людей.
Разве это не горькая правда? Разве громадное большинство людей не живет безпечно, как будто все у них в надлежащем порядке? Люди совсем не вспоминают о своем роковом недуге. Как будто и нет его! И каковы же результаты? Вы их знаете.
Не видя в себе болезни греха и не принимая никаких мер против этой болезни, души продолжают быть разъедаемы этой болезнью. От поколения к поколению душевные силы приходят все в больший упадок; растет болезненность и хилость душ; их наследственная порча доходит до угрожающих размеров, до истребления последних остатков богатства и красоты души.
Вы знаете также, братия, что над душами, истребленными злом, висит бич последствий данной болезни — страдание, которого не становится меньше, даже если люди думают, что они здоровы и нормальны. Страдание, как роковая печать греха, неустранимо остается в душах, и как бы люди ни пытались не считаться с ним или выйти из него, оно, как незримая тень, скользит за человеком, и нет у человека возможности освободиться от его терзающих когтей.
Таково человеческое большинство. Оно кружится, забывая о своей прогрессирующей болезни. Но есть другие люди, об этом помнящие. Это люди просвещенные христианством. Они видят уродство своих израненных душ и понимают, что их страдания — результат зла и их душевных ранений. Однако и эти, видящие, остаются в своей прежней болезненности, потому что у них нет сил скинуть наследственное ярмо греха. Они делают попытки освободиться от болезни, но у них нет сил встать на верный путь жизни, и, бедные, они по гроб своей жизни барахтаются в безсильных попытках подняться и залечить свои раны.
В результате получается, братия, что болезненность душ, их вырождение и вся расстроенность жизни остаются неустранимыми фактами каждого дня. Гибнут человеческие души, гибнут… Где же выход?
Безпросветность, угнетающее уныние, тоска до отчаяния и поиски смерти были бы уделом человека, если бы он не имел выхода в своей роковой обреченности. Как при болезни человека вся сила его устремляется на освобождение от болезни, как физически больной человек хватается за малейшую надежду на возвращение здоровья и крепости, так напрягается видящая душа в тоске по своей утраченной неповрежденности.
Конечно, степень тоски и напряженности души различны в зависимости от ее духовности и сознания своего повреждения. Но и на самой низшей ступени духовности человек порой томится от груза неправд жизни и хочет облегчить душу какой-то ванной очищения. Даже при слабой духовности человек переживает расслабление души, как смрад, как облипшую его нечисть, которую надо сбросить, чтобы дать доступ в душу свету и чистоте, чтобы свободней и радостней было жить и дышать. Человеку нужен выход… нужен выход из тесноты греха на простор чистой и светлой жизни.
Братия! Этот выход дается теперь Церковью. Она всегда его дает, а сейчас, в дни наступающего поста, Церковь становится по преимуществу врачебницей душ. Больные, безсильные, усталые, слабые, загрязненные, жаждущие очищения и тоскующие о свете жизни, приходите! Церковь даст вам целение и вольет бальзам обновления. Как совершится это?
Прежде всего должно произойти ваше примирение с жизнью, исковерканной вами, ибо своими падениями вы испортили чистую жизнь и виновны перед нею и перед Творцом ее — Богом. Произошел разрыв между вами и неповрежденной жизнью. Поэтому и необходимо восстановить оборванную связь и получить примирение с жизнью и Богом. Примирение же достигается сознанием вины и болезни души и отречением от них. Это необходимо! Как же может быть обезпечено человеку здоровье, если он оставил в себе заразу разложения?
Когда будет восстановлена правда жизни, тогда Начальник жизни отсекает ее искажение и не вменяет в грех оставленной позади неправды. Теперь душе, освобожденной от груза греха, надо утвердиться в Свете. Милосердие Божие и здесь протягивает руку человеку и дарит ему силу — это сила Божией благодати — твердо стать в правоте и идти по просторной дороге чистоты и радости. Вот выход! Вот избавление от болезни! И оно творится Господом через Церковь, которая устроена Христом как Его земное орудие.
Идите же к Ней, братия, и получите целенье. Теперь, в дни очищения, Церковь по преимуществу устраняет болезни. Идите же, обнажайте больные души, вскрывайте гнойники, показывайте раны, плачьте о нечистоте, болезни и падении, и вы возненавидите свою болезнь и свою больную душу и отречетесь от смрада греха. Исповедайте Богу свои преступления и убегите от них, не оставляя в себе ни одного микроба заразы!
Церковь, велением и силой Бога, даст оправдание вашим угнетенным растлением душам, вольет бодрость в ваши надломленные силы и даст свежие силы вновь жить в оправдании. Поднимитесь же в радости, чтобы найти снова утраченную жизнь Света! Вступите в дни очищения — двери здравницы душ открыты. Риньтесь в них прочь от болезни! Ищите целения у Бога и вы получите его. Аминь.
 
 
Слово Митрополита Филарета (Вознесенскаго), Нью-Йоркскаго и Восточно-Американскаго (+1985г.) в неделю Сыропустную перед обрядом Прощения

Filaret

    Во всем церковном богослужебном году сегодняшний вечер является одним из самых светлых и радостных моментов, ибо, по порядку, укоренившемуся в нашей Православной Церкви, верующие, вступая в Великий пост и испрашивают друг у друга прощенья в вольных и невольных обидах, для того, чтобы примирившись, вступить в поприще святой четыредесятницы. Понятно, почему это так. В Великом посту большинство чад Церкви Православной говеет; хотя есть такие, которые говеют часто, и не только в Великом Посту.
    И вот, готовясь принести Богу покаяние и помня слова Спасителя о том, что Отцом Небесным будут отпущены грехи только тому, кто сам прощает грехи ближнему своему, верующие люди стараются примириться друг с другом. Таким образом, при вступлении в поприще поста и покаяния, Церковь как бы ставит нам условие при входе: ты в двери покаяния не войдешь, если, прежде чем просить у Господа милости и прощения, не примиришься с ближними своими. Ибо говорит слово Апостольское (Иак. 2, 13), что «суд без милости, не сотворшему милости» и поэтому, если только человек не примирился с ближними своими, пусть он и не надеется получить от Господа милость.
    В житиях святых есть поразительный пример того, как опасно не прощать своих ближних. Когда-то, в Киево-Печерской обители в числе монашествующих жили два больших друга: Пресвитер (иеромонах) Тит и иеродиакон Евагрий. Долгая и тесная и глубокая дружба связывала этих двух иноков, но случилось вражье искушение и дружба превратилась во вражду. Долго враждовали они, не поддаваясь ни на какие уговоры братии прекратить вражду примирением. Но вот, один из них, иеромонах Тит, тяжко заболел. И после бывшаго ему видения в этой болезни, чувствуя, что он умирает, стал упрашивать братию, чтобы они привели к нему Евагрия, т. к. ему необходимо с ним примириться. Братия пошли. Евагрий сопротивлялся и не хотел приходить. Его привели насильно. Когда Тит увидел своего прежняго друга, и несмотря на то, что он ослабел от смертельнаго недуга, собрал свои последния силы, сказал: «брат, прости меня Христа ради», поднялся с постели и поклонился Евагрию. Евагрий в ответ воскликнул: «не примирюсь с ним ни в этом веке, ни в будущем». Сказавши это, как повествуется в житиях святых, он отчаянно рванулся из рук братии, вырвался и упал на землю мертвым. А пресвитер Тит встал здоровым, как будто совсем и не болел. Потом он поведал братии, что когда Евагрий в ответ на его призыв к примирению ответил злобным отказом, то говорил преп. Тит, «я увидел ангела, который огненным копьем ударил Евагрия, и он упал мертвым, а мне этот ангел подал руку, поднял меня и я сразу почувствовал себя здоровым».
    Трогательный обряд сегодняшняго дня, конечно, человека умиляет, и настраивает добрым образом. Но помните то, что мы говорили в прошлом году, а теперь снова напоминаем. К сожалению, часто бывает так, что люди приходят в церковь, соблюдая этот благочестивый обычай, с поклонами просят друг у друга прощения, но сплошь и рядом это делают те, кто почти никогда не встречались, а иногда и совсем незнакомые друг с другом. В этом плохого, конечно, нет ничего, это чисто христианский поступок, тем более, что мы часто и не знаем, когда мы можем обидеть своего ближняго совершенно не подозревая того, если не словом, то чем-нибудь другим. Но печально бывает, когда, кланяясь в церкви тому, с кем у него нет, как говорится «счетов», человек отходит и уклоняется от примирения с тем, с кем у него действительно «испорчены отношения» и нет взаимной любви. А вот тут-то и надо исполнить долг любви христианской. Именно здесь. И если есть у тебя, брат или сестра, кто-либо, с кем у тебя нет добрых отношений, непременно переломи свое самолюбие и сделай шаг примирения. Если ты не встретишь ответнаго шага, то ты исполнил заповедь Христову, а тот, кто не хочет мириться, ответит за это пред Господом, ибо, повторяю, священное писание говорит: «суд без милости не сотворшему милости». Поэтому — необходимо все усилия приложить к тому, чтобы призывом к миру, любви и прощению прекратить всякия недобрыя, неудачно сложившияся отношения.
    И вот прежде всего, сами мы, служители престола Божия, обращаемся к вам с просьбой о прощении нас. В Св. Евангелии говорится: кому много дано, с того много и спросится. Одно дело мирянин, хотя бы и благочестивый, другое дело служитель Престола Божия. Чем виднее человек, тем заметнее его недостатки. Чем выше то положение, которое он занимает в Церкви, тем больше эти недостатки и промахи бросаются людям в глаза. Поэтому я прежде всего, конечно от себя, а также и от собратий своих и сослужителей, усердно прошу у вас прощения: покройте любовию наши промахи и недостатки. Нам, которые являемся такими же немощными людьми как и вы — понятны и знакомы все искушения и слабости, которым все люди подвержены, ибо ничто человеческое нам, служителям Престола, не чуждо. Но у нас, помимо искушений общих с вами, есть и свои, если так можно выразиться, специальныя искушения, которыя знакомы только тем, кто проходит путь служения Божию алтарю и престолу. Быть может погрешили мы против вас невнимательностью, несправедливостью, недостатком любви, небрежным поведением при совершении Божией службы, или другим чем-либо, что, конечно, бросается верующим в глаза. Часто бывало так, что люди, у которых вера колебалась и была слаба, резко отходили от Церкви, увидевши что-нибудь соблазнительное или какую-нибудь небрежность у священнослужителя. Сознавая глубочайшее наше недостоинство, и всецелую грешность, повторяю, мы просим у вашей любви прощения и благоснисхождения. Господь наш Иисус Христос своим Апостолам, а через них и всем своим служителям говорил: «даже если исполните вся повеленная вам», и то говорите смиренно «мы рабы ничего не стоящие, потому что исполнили только то, что должны были исполнить». (Лк. 17, 10). А мы, конечно, и не исполнили того, что должны были исполнить как следует и чувствуем себя в этом отношении виноватыми и просим у вашей любви — и снисхождения и прощения. Простите нас грешных. Аминь.
 
Поучение Епископа Иустина (Полянскаго), Уфимскаго и Мензелинскаго (+1903г.) в неделю Сыропустную
 
Пост, братия мои и сестры, — завтра Великий пост! Как это слово падает на ваши души и сердца? Знаю, что одни радуются наступлению поста, и говорят: Слава Тебе, Господи, пришло время заняться спасением души! Другие смущаются постом, и думают: как велик этот пост, и как провести его спасительно, — трудно! Третьи и совсем не думают о посте: сии давно уже порешили, что пост для них не нужен и вреден, и не постятся никак. Всех разномыслящих о посте призываю в наступающий пост поговеть вместе со мною и поучиться говению — в пост.
Что такое говение? Говение вообще есть бодренное, возбужденное состояние души, со всем вниманием занимающейся известным предметом или делом. Говение христианское — постовое — есть такое же бодренное, возбужденное состояние души, со всем вниманием и усердием занимающейся, во время поста, постоянным хождением в церковь, молитвою, пощением, познанием своей греховности, сокрушением о грехах, покаянием — исповедию и причащением Св. Таин, одним словом: спасением души, очищением совести от грехов и утверждением в жизни добродетельной. Как видите, в постовом говении мы должны заняться делом самым необходимым, полезным и спасительным для нас, делом святым. Отсюда уже понятно, какое внимание и усердие к этому делу требуется от нас: совершим его, при помощи Божией, как следует, — получим спасение; а если отнесемся к этому делу небрежно, — приложим грехи ко грехам, сделаемся еще более грешными. Займемся же, мои возлюбленные, займемся этим великим делом со всею любовию, со всем вниманием и усердием, особенно в первую седьмицу Великаго поста.
Во-первых, будем неленостно ходить ко всем службам церковным, — ходить к началу служб и выходить по окончании их, чтобы не пропустить никаких чтений и пений церковных. Трудно это будет для некоторых? Что делать? Потрудимся. Ведь это необходимо, и необходимо не для кого-либо и не для чего-либо, а для нас самих необходимо, — необходимо для нашего спасения. Отгоним же всякую леность, все отговорки, все предлоги, и будем ходить к началу каждой службы.
Во-вторых, всеми мерами позаботимся расположить себя к самой усердной и теплой молитве ко Господу Богу, и дома и здесь — во храме. Неослабно будем понуждать себя к этой молитве, чрез всю неделю говения нашего. Без горячей молитвы говение наше будет безплодно и нисколько не полезно. И напрасно будем трудиться говеть. Молитва составляет душу и жизнь говения. Трудно неослабно молиться, и молиться с усердием? Но что же делать: зато плоды молитвы будут самые вожделенные.
В-третьих, постараемся держать, во время говения, самый строгий пост, — такой пост, какого требует от нас св. Церковь, — пост телесный: воздержание от запрещенной скоромной пищи и умеренность в самой постной пище; пост и духовный — воздержание от всех страстей и порочных наклонностей. Пост сей необходим для ослабления нашей греховной жизни и для оживления жизни святой — богоугодной. Пост, соединенный с молитвою, — это два крыла, которыми только и можно возлететь на высоту добродетели. Без молитвы и поста мы всегда будем валяться в бездне греховной.
В-четвертых, необходимо нам, во время говения, заняться познанием самих себя, разобрать подробно и определить верно: кто мы таковы. Похожи ли на христиан истинных? Твердо ли содержим веру Христову и стараемся ли всегда поступать по закону Евангельскому? Или же только называемся христианами, а живем вовсе не по-христиански, и таким образом никак не принадлежим к царству Христову, а составляем собственность врага Христова и человеческаго? Об этом крепко нужно нам подумать в настоящие дни говения и решить окончательно, к какой области мы принадлежим: к области света или тьмы. Без этого покаяние нам будет не в покаяние, а в большее осуждение.
В-пятых, нужно нам будет дать подробную исповедь грехов своих пред духовником нашим. Следовательно, нужно нам, во время говения, припомнить все наши грехи и прегрешения — и против Бога, и против ближних наших, и против самих себя, — припомнить и исповедать все грехи, какие мы сделали от юности нашей до настоящаго времени, или же, по крайней мере, от прошедшей нашей исповеди до настоящей. Ибо если не исповедуем грехов наших, то они останутся неразрешенными, хотя бы духовник наш почему-либо и дал нам разрешение. При этом грехи наши удвоятся на нас, потому что ко всем грехам нашим мы присоединяем еще ложь и обман, свою безпечность и нерадение крайнее: обманем и себя, и духовника, и Самого Бога, и останемся рабами греха непотребными.
В-шестых, нам нужно будет приобщиться Св. Христовых Таин — Тела и Крови Христовых. О, братие мои возлюбленные, это такое великое дело, о котором нужно думать не только во время говения, но и во всю жизнь и в целую вечность. В надлежащем причащении Св. Таин — жизнь вечная и блаженство; в недостойном — суд, осуждение и страшная смерть вечная. В причащении Св. Таин Тела и Крови Христовой решается наша участь на целую вечность: мы причастимся или в жизнь вечную, или в осуждение вечное; об этом стоит подумать, над этим крепко нужно задуматься!
Вот предметы, которые должны занять все наше внимание во время наступающаго Великаго поста и нашего говения. Это — хождение в церковь, молитва, пост, покаяние, исповедь и причащение. Предметов не много, но они слишком велики и существенно необходимы для нашего спасения, начало котораго мы надеемся положить в предстоящем нашем говении, в наступающем посте. Будем же выслушивать все постовыя службы в церкви, будем молиться и поститься, будем каяться, исповедуемся и Св. Таин причастимся, — будем ежедневно здесь поучаться сему; и Господь не оставит нас Своею милостию. Но прежде всего этого нам нужно друг другу простить согрешения, по наставлению Господа и Спасителя нашего. Если вы будете прощать людям согрешения их, — учит нас Спаситель, — то простит и вам Отец ваш небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших(Матф. 6, 14-15). Видите, что необходимо всем прощать обиды, если хотим и сами получить прощение от Бога. Значит, без прощения друг другу обид и оскорблений, все наши постовые подвиги, все говение наше не принесет нам никакой пользы. Итак, начнем наше богоугодное говение взаимным всепрощением. Господи благослови! Простите меня недостойнаго, в чем согрешил пред вами, яко человек, делом, или словом, или помышлением! Да простит Господь Бог и вас всех, да помилует и спасет Своею милостию и человеколюбием! Аминь.