Неделя 4-я Великого поста

Неделя 4-я Великого поста

 

Проповедь Священника Даниила Сысоева (+2009г.) в неделю 4-ю Великого поста

Сысоев Даниил

День памяти Иоанна Лествичника
Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!
Поздравляю вас с воскрес­ным днем и с памятью преподобного Иоанна Лествичника, игумена горы Синайской, память которого Церковь совершает в четвертую не­делю Великого поста. Сейчас мы миновали се­редину поста, преполовение поста уже совер­шилось, мы прошли Крестопоклонную неделю, мы приложились к Честному Кресту Господню. И Церковь напоминает нам об одном из главных аскетических творений, «Лествице», руково­дясь которым мы строим нашу духовную жизнь. Преподобный Иоанн, настоятель Синайского монастыря, который жил в VI веке, описал лест­ницу, ведущую от земли на Небо, описал, каким образом можно взойти к небесным высям. Он дал руководство в деле спасения и показал, как нужно постепенно подниматься по тридца­ти трем ступеням, по числу лет Иисуса Христа, чтобы дойти до высот Богоподобия — верхней ступени, которая называется Божественная лю­бовь. Бог и есть любовь.
Пребывающий в любви в Боге пребыва­ет, как сказал апостол Иоанн Богослов. Иоанн Лествичник говорит нам, как подняться до Божественной любви. Начинается все с отре­чения от мира, с того, что человек отрекается от жизни по-мирски, не в том смысле, что он уходит в монастырь или начинает носить вериги, а че­ловек отказывается жить как все. Нужно жить, как Бог, а не как все. Это самая первая ступень­ка, с которой начинается подъем к Небесам. Понятно, если человек хочет жить как все, о ка­ком подъеме может идти речь? Никакого подъема к Небесам у человека не получается. Он остается здесь, и участь у него та же, что ожидает и Землю: конце времен она будет охвачена всемирным ог­нем и сгорит. То же произойдет с теми, кто живет по земным законам. Они будут брошены в огонь за то, что не захотели подняться к Небу по лес­тнице, которую открыл Сам Бог. Эта лестница, которая дана нам при Боговоплощении, имеет множества ступеней. Эти ступеньки — различ­ного рода добродетели,
«Лествица» — настольная книга любого православного христианина. Если не можешь справиться с той или иной страстью, нужно обра­щаться к ней, как к инструкции. Или не знаешь, как достичь той или иной добродетели. Все это в ней открыто, там описана душа в самых тончайших ее проявлениях, в самых тонких и часто незаметных дня обычного наблюдения корнях души. Часто читаешь и думаешь: действительно, как точно написал Лествичник, все так и проис­ходит, а я этого не замечал, себя обманывал или просто не задумывался. Самый удобный прием дьявола — он заставляет нас не думать. Бог ве­лел думать, но многие сопротивляются, думать не желают, хотят, как кошки с собачками, быть, а не как люди. А Бог хочет, чтобы мы людьми были, Потому что Он нас людьми сотворил. Бог заставляет нас думать, вдумываться, заставля­ет нас понимать корни нашего духа, потому что не так важно для человека познать происхожде­ние атома, как важно познать корни своей души. И Лествичник открывает эти корни, потому что мир Божий руководил им.
Одно из главных правил таково: ты дол­жен стараться устраивать Себе некий экзамен. Необходимо проводить исследование своей ду­ши: на какой уровень ты поднялся? Не для того, чтобы сказать, какой я правильнейший человек, а для того, чтобы посмотреть, в правильном ли направлении я иду. Как в лесу: человеку нужно остановиться и сориентироваться на местности, а то можно безрассудно зайти в чащу. Вот и надо делать такие остановки, чтобы посмотреть, где путь Божий. Об этом говорит и пророк Осия: ос­тановитесь на своих путях и посмотрите, где путь Бога, и идите по нему. Лествичник говорит, что нужно посмотреть, не находимся ли мы, достиг­шие уже зрелых годов, в первом классе? Если мы не поднимаемся по ступеням добродетели, это нам никак не делает чести, не свидетельству­ет о нашей мудрости. Поэтому необходимо уметь просматривать, в каком состоянии наше сердце, что происходит с нами, к Небу мы идем или уда­ляемся от него. Здесь необходима максимальная честность. Есть дьявольское искушение, о ко­тором мало говорят, но оно часто встречается. Человек ходит с постным выражением лица и го­ворит, что он такой грешный, он никакого духов­ного роста не имеет, он ничего недостоин, никуда не пошел, поэтому ему не спастись. Под видом смиренмя дьявол вкладывает в душу уныние, от­чаяние, расслабляет наши руки, чтобы мы не де­лали добрых дел. Христу не нужно такое смире­ние. Поэтому нам нужно, чтобы мы точно знали, где находимся.
Что нам Бог дал доброго, не мы сделали. Хвалиться добрым незачем, но знать, что добро­го Бог нам открыл, можно и нужно. Глупо сказать человеку, который прочитал Библию десять раз, что он Библию не знает. Он может не знать тайн Библии, но сюжет Библии он точно знает, запо­веди Божии знает. Такой экзамен себе нужно ус­траивать, и как можно чаще. Надо четко знать, что я знаю, а чего не знаю. Я сделал то-то, а не сделал вот этого. Эту страсть Бог во мне побе­дил, обязательно нужно сказать не «я победил», потому что как только вы скажете «я победил», сразу же страсть вылезет, уцепится за вашу гор­дыню, высосет все силы и благополучно поднимет свою рогатую голову. Нужно сказать, что «Бог во мне победил», усмирил сейчас эту страсть. Слава Ему, Всемогущему. А вот эта страсть во мне про­цветает. Нужно смотреть, какая страсть во мне сейчас действует, и против нее направлять все силы. Когда люди говорят, что я во всем грешен, такие люди отказываются от реальной борьбы. Грехи, хоть и в разной степени, но более или ме­нее касаются нас всех. Объективно грех мужеложества касается людей, здесь стоящих, менее, чем грех сребролюбия. Поэтому надо рассмот­реть, какой грех сейчас во мне действует, и на­правиться на борьбу с ним, чтобы его победить. Каким образом победить грех? Для этого нам да­на «Лествица», где приведены способы борьбы с каждым конкретным грехом. Не существует об­щей «технологии» борьбы со всеми грехами, но один принцип: Христос побеждает в нас, поэтому мы должны обращаться к Нему за помощью.
От каждого греха есть свое лекарство. Например, человек, который грешит страстью жестокости, не должен усиливать в себе суро­вость или заниматься правдоискательством, потому что он этим только грех усилит, он должен учиться мягкости. С другой стороны, если чело­век склонен к ласковости, так что может в блуд впасть, он должен в себе строгость воспитывать. Если человек гнушается вином (говорит, что в водке бес), он должен вкушать немного ви­на, для того чтобы с этим грехом справиться, не напиваться, а пробовать, чтобы себя побороть. Нужно четко смотреть, где грех и как с ним бо­роться, — все это в «Лествице» хорошо опи­сано. Мы этим напрасно не пользуемся, в ре­зультате мы, бывает, ничего не можем сделать. Церковь дает нам возможность себя самих проверить и себя судить, максимально честно, прося Бога о честности. Как говорит апостол Павел, если бы мы сами себя судили, мы не были бы осуждены с миром: «Будучи же судимы, нака­зываемся от Господа, чтобы не быть осуж­денными с миром» (1 Кор. 11, 32). Мерилом является книга Священное Писание Ветхого и Нового Завета — Библия.
На этой неделе Церковь вновь будет читать, теперь уже полностью, покаянный канон Андрея Критского. Затем, что, поклоняясь Честному Кресту, пройдя все дни поста, мы должны сдать некий экзамен за весь прошедший год — что мы сделали с прошедшей Пасхи? Что у нас накопле­но в качестве духовного багажа? Весной обычно делают генеральную уборку, такую же убор­ку нужно делать и в душе. Для этого назначена пятая неделя Великого поста, чтобы мы с вами посмотрели, какие добрые дела у нас не сделаны, и поставили себе стратегические задачи на буду­щий год. Для этого нам пост и нужен. А потом, после пятой недели, нам будет дана еще одна неделя — шестая, для того чтобы мы закончи­ли то, о чем случайно забыли. Чтобы к Пасхе Христовой прийти с исправленным сердцем, насколько для нас сейчас это возможно. Все в Церкви сделано для нашей духовной пользы, чтобы наш дух и наша душа, разум, наша воля, наши чувства расцвели, были очищены от вся­кой мерзости и чтобы мы как можно быстрее шли к Небесам. Иоанн Лествичник нас еще в од­ном утешает. Некоторые думают, что они столь­ко грешили, что и каяться столько же придет­ся, а это невозможно, и смерть придет раньше. «Сил у меня нет, я слабый, маленький, глупый, куда уж мне… это не для нас, эта только святые могли». Все это аргументы врага. Здесь нужно поступать, как Наполеон Бонапарт: «Ввяжемся, потом посмотрим». Здесь нужно ввязываться в духовное сражение с дьяволом, но ввязываться мудро, в борьбу с той страстью, которой он сей­час угрожает, и ее побеждать теми средствами, которые предлагает нам Бог.
Сражаясь, мы должны помнить, что путь к Богу гораздо короче, чем путь от Бога. Это очень важно. Это противоречит законам гео­метрии, но законам духовной геометрии это со­ответствует. Бог очень быстро приходит к чело­веку, гораздо быстрее, чем человек этого хочет. Поэтому люди и побаиваются молиться Богу, их слишком хороша слышат, и часто слышат так, как не хочется, чтобы слышали. Часто мы про­сим: «Господи, дай нам то-то и то-то, только не сейчас», а Бог на такие сделки не идет. Поэтому нам необходимо в эту неделю поста провес­ти такой небольшой экзамен и прийти к Пасхе очищенными, чтобы мы смогли подняться еще на несколько ступенек ближе к высотам добро­детели. Помните: нет общих сроков, подъем мо­жет произойти мгновенно, а может происходить в течение десятилетий. Все зависит от нашей воли, ревности, от нашего желания и, главное, от силы Бога — всякое немощное врачующей оскудевсающее восполняющей, то, чего нам не хватает, дающей, все наши немощи леча­щей, и все пороки исцеляющей. Будем на Бога Всемогущего опираться, полагаться, будем слу­жить Ему и только Ему. Ничему другому, кро­ме Него, и милость Бога Всемогущего будет со всеми нами.
Храни вас Господь!
 

Слово Протоиерея Бориса Старка (+1996г.) в неделю 4-ю Великого Поста

Протоиерей Борис Старк
Напомню вам краткое содержание сегодняшнего евангельско­го чтения. Однажды приступил ко Христу некий человек, у ко­торого был тяжко страждущий сын. Злой дух лишил его слуха и голоса и неоднократно терзал его страшными припадками. Юноша истекал пеною, падал в конвульсиях, потом лежал вы­тянувшись, как мертвый, неоднократна бросался в огонь и в воду, и никто не мог помочь ему. Обращался несчастный отец и к ученикам Христовым, но и они ничего не смогли сделать, чтобы облегчить участь страдальца. Прослышав о великом Чудотворце, бедный отец с надеждой обращается к Иису­су и просит помочь. Христос спрашивает у отца: как давно с юношей случаются эти припадки? Спрашивает, конечно, не потому, что не знает, а для того, чтобы явственней показать силу Божию. Отец отвечает, что юноша болен с самого детства. Тогда Иисус говорит: «Приведите ко Мне юношу». Когда его привели, то бес сотряс больного, и тот упал в конвульсиях, испуская пену из уст. Видя это, Иисус спросил отца: «Веруешь ли ты? Ибо ВСЕ ВОЗМОЖНО ВЕРУЮЩЕМУ». Бедный отец, осознавший, что от его ВЕРЫ зависит судьба сына, воззвал ко Христу: «ВЕРУЮ, ГОСПОДИ, ПОМОГИ МОЕМУ НЕВЕ­РИЮ!» — то есть и хочу верить, и в то же время признаю, что вера моя слаба, но ТЫ можешь укрепить ее. И тогда Иисус запретил духу нечистому, и он оставил юношу, и тот стал не­подвижен, и думали, что он умер. Но Иисус взял его за руку и поднял, и юноша встал исцеленный. Когда позднее ученики остались со Христом одни, они спросили Учителя: почему несмогли исцелить больного? На это Христос отвечал им, что род этот (то есть злая сила) побеждается только ПОСТОМ и МОЛИТВОЮ.
Что же это за сила у поста и молитвы, откуда такое могущество, почему, как щит и меч, побеждают они зло и его родоначальника?
Обратимся к евангельскому чтению прошлой, Крестопо­кланной, недели. Обращаясь к ученикам, Христос сказал им: Кто хочет идти за Мною, ОТВЕРГНИСЬ СЕБЯ, и ВОЗЬМИ КРЕСТ СВОЙ, и СЛЕДУЙ 3А МНОЮ (Мк. 8:З4). Эти слова перекликаются с сегодняшним Евангелием. Сегодня мы слышим как бы развитие сказанного на прошлой неделе…
Какие этапы ставит Христос на пути спасения? Первый: «да отвержется себя», второй: «Идите за Мной…» Какую же роль на этих этапах играет пост? Пост нельзя понимать узко, только как лишение себя той или иной пищи… Вспомним, что на первой неделе поста Святая Церковь пела: «Постясь, братия, телесно; постимся и духовно!» НЕ только изменяется качество пищи, но ограничивается ее количество, и вообще разные удовольствия, удовлетворение прочих желаний, как физических, так и духов­ных, имеет в виду Церковь. Ограничить гордость, эгоизм, че­столюбие, самолюбование, подчинить «я» авторитету Церкви. Подчиниться дисциплине церковной… Все это пост. Можетпоказаться, что ограничить себя нетрудно. Но это совсем не так — каждый, кто пробовал, знает, что когда правила требуют от чего-либо воздержаться, то оно становится особенно желанным и заманчивым, хотя в обычных условиях было безразличным. И мы начинаем торговаться с собой, доказывать себе, что осо­бого греха не будет, если сделаем то или иное, съедим ту или иную снедь, запрещенную уставам. Но уступать нельзя, и тогда начинается борьба… Вот этот путь борьбы с собой за воздер­жание, путь самоограничения и есть подлинный пост, который постепенно дает человеку силу на борьбу с дьяволом, родона­чальником всякого зла. Прежде чем идти за Христом, надо по­бедить самого себя — отвергнуться себя и своих желаний.
А что же такое молитва? И молитву нельзя понимать как автоматическое повторение текстов каких-то молитв, выпол­нения молитвенных правил без вложения в них сердца.
Представим себе группу детей, которые со своим учите­лем идут в лес. И вот один из ребятишек заметил, что отбился от остальных и не видит больше своих товарищей и не слышит голоса учителя… Что делает испуганный ребенок? Он начинает кричать, аукать, звать учителя и тщательно прислушивается, не донесется ли откуда-нибудь голос. Кричит и прислушивается… И вот откуда-то издалека доносится ответный голос учителя, и ребенок с радостью бежит на него, чтобы оказаться рядом с наставником, под его защитой, под его покровом.
То же самое происходит и с нами. Все мы блуждаем по дремучему лесу страстей человеческих и часто теряем связь со своим Божественнiм Учителем, перестаем слышать Его голос. И тогда в страхе мы начинаем взывать к Нему, и не потому, что так принято, не по привычке, а потому, что нам страшно бытьв одиночестве в дремучем лесу, без защиты Учителя. Мы кри­чим, зовем Учителя, прислушиваемся к тишине, надеясь услышать ответный зов. И вот наступает момент, когда голос Хри­ста доходит до нас, и в сознании своей немощи и беспомощно­сти мы бежим по направлению этого голоса и слышим его все громче и громче, так как наш Учитель Сам спешит навстречу. Он Сам сказал, что, если из ста овец одна потеряется, Он оста­вит девяносто девять и пойдет искать одну, заблудившуюся. И мы идем на Его голос и выполняем в силу нашей молитвы вто­рую ступень богообщения — отвергнув себя, идем за Христом. И чем ближе мы подходим к Нему, тем дальше отдаляемся от князя тьмы, для которого непереносима близость Божия. И чем дальше мы удаляемся от него, тем меньше его власть над нами, и, наоборот, мы приобретаем власть над ним в силу общения с Господом, достигнутого сперва победой над собой, самоотвержением и затем соединением с Ним в молитве.
Враг начинает бояться нас и становится нам подвластным. Многие примеры из жизни святых и праведных убеждают нас в этом. Многие подвижники путем поста и молитвы получили власть изгонять его, бороться с ним и побеждать его. Вспомним преподобного Серафима, да и многих других угодников. Если нам кажется, что мы слабы, вспомним слова Христа, что ВСЕ ВОЗ­МОЖНО ВЕРУЮЩЕМУ, и враг не будет для нас страшен…
Ну а что делать, если вера наша слаба и нет в нас дерз­новения на борьбу со злом и его родителем? За наставлением обратимся к сегодняшнему Евангелию. Отец юноши сознавал свою слабость, но надеялся на могущество Божие, и его вопль к Иисусу является образцом для нас. Если мы изнемогаем в вере и враг нас борет, вознесем из глубины сердца молитву к ожидающему нас Христу — молитву удивительную по силе и смирению: «Верую, Господи! Помоги моему неверию!» И Господь услышит, и поможет нам, и спасет нас. Аминь.
8 апреля 1973 г. Феодоровский кафедральный собор г. Ярославля. 
 
 

Беседа Блаженнейшаго Митрополита Антония (Храповицкаго), Киевскаго и Галичскаго (+1936г.) в неделю 4-ю великаго поста

Антоний Храповицкий
    Православная Церковь, переживая эти священныя седьмицы великаго поста, учрежденнаго для покаяния и освящения верующих, предлагает на воскресных литургиях такия чтения из св. Евангелия и Апостола, в которых содержатся глубоко поучительныя вещи для людей, проходящих подвиг покаяния и воздержания. — Эти еваигельския чтения имеют целью не только научить верующаго истинному покаянию, но и побороть в нем все те искушения, которыя встречаются сами собою при всяком добром деле, а тем более тогда, когда человек, начиная говеть, желал бы раз навсегда развязаться со своими пороками и страстями и, очистившись исповедью и принятием св. таинств, начать новую, богоугодную жизнь. — Начать грешить очень не трудно, а отвыкать от греха — страшно тяжело. Чуть только человек решится вести богоугодную жизнь — и сейчас множество искушений предстанут ему на пути. Сначала, прежние грехи и страсти представятся ему особенно сладкими — начнет он жалеть о том, что приходится отстать от них, потом, как раздумается об этом, ему покажется, что и не прожить ему без прежних привычек, что и делать-то ему нечего будет во время досуга, если он не будет выпивать или пересуживать. Потом дальше, добрая жизнь покажется ему уж слишком тяжелой: творить милостыню — жалко, говорить всегда правду — очень уж невыгодно; побольше молиться, поститься — скучно и тяжело; словом, за какую добродетель ни возьмись: все не по силам, все мудрено. Так шепчет в человеческой душе враг нашего спасения, отнимая бодрость у того, кто пожелает жить богоугодно. Само собою разумеется, что, если человек будет останавливаться на всех этих словах и мыслях, то возьмется он за пост или за говение вяло, без усердия — и стоит только попасться какой-нибудь приманке к прежним грехам — как человек забудет свое доброе намерение, бросит молитву и пост и опять пустится в старый омут и гневит Господа Бога своими грехами по старому до тех пор, пока, опять натолкнувшись на беду, не одумается и опять не решится остановить свои страсти. Но во второй раз каяться ему еще труднее будет, потому что грехи его еще больше им одолели, силы у него меньше и, если он опять приступит к покаянию так-же вяло и с сомнением да оглядками, как первый раз, то опять ослабеет, опять вернется к прежней жизни, да еще начнет роптать на Господа Бога, что Он не хотел исцелить его душевныя болезни и избавить его от грехов. А потом, погружаясь все глубже и глубже в пучину страстей и пороков, человек до того подпадает под их власть, под власть диавола, что ему уже кажется, будто Сам Господь теперь не может его избавить от этого тяжелаго рабства — и злое отчаяние входит в его душу, то самое отчаяние, которое испытывал Иуда предатель, думая, что уже сам милосердный Господь Иисус его не простит. — Видите-ли, братие, какая ужасная участь грозит нам, если мы приступаем к св. говению, или вообще к доброй жизни с сомнением, без надлежащей веры в то, что Господь может и простить всякий грех и помочь нам избавиться от самых ужасных и неотвязных пороков. — Вот сегодняшнее евангелие, читанное за обедней, и поучает нас веровать во всесильную помощь Божию. Вслушайтесь-же в него внимательно, подумайте о нем особенно те, которые — сохрани Боже — бывали иногда близки к отчаянию, которые уже теряют надежду избавиться от греховных привычек. — После того, как Господь Иисус Христос преобразился на горе Фаворской пред Своими учениками, показав им Свою Божественную славу, Он сошел с горы и увидел, что те из Его учеников, которые оставались внизу, спорят с народом и Он спросил: о чем Вы спорите. (Марк. IX, 17—31). Один из народа сказал Ему в ответ: Учитель! Я привел к тебе сына моего, одержимаго духом немым. 18. Где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену и скрежещет зубами своими и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы они изгнали его; и они не могли. 19. Отвечая ему, Иисус сказал: о род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? приведите его ко Мне. 20. И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю, и валялся, испуская пену. 21. И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства. 22. И многократно дух бросал его и в огонь, и в воду, чтобы погубить его: но, если что можешь, сжалься над нами, и помоги нам. 23. Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешьверовать; все возможно верующему. 24. И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию. 25. Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе: выйди из него и впредь не входи в него. 26. И, воскликнув и сильно сотрясши его, вышел: и он сделался как мертвый, так что многие говорили: он умер. 27. Но Иисус, взяв его за руку, поднял его, и он встал. — Остановимся пока: подумаем о том, что прочитано. Сильно овладел бес этим мальчиком; с самаго рождения бедное дитя было в полной его власти; оно не могло даже молиться, не могло само попросить милосердия к себе у благаго Учителя Иисуса. Просил за него отец: но как просил: не вполне даже доверяя силе Господа? Он только сознавал свое безсилие, свое маловерие и, вместе с просьбой о милосердии, просил прежде укрепить его веру. И что-же? Господь сжалился над его слезами, сжалился над несчастным мальчиком и властно изгнал беса из отрока и освободил его от страшной муки… Братие! велика сила нашего Спасителя — Сына Божия: Ему поклоняются и повинуются силы небесныя, Его имени одного трепещут бесы; Он есть — Слово Божие, Которым создан весь необъятный мир! Велика Его сила — еще больше Его милосердие к людям. Он ради нас претерпел уничижение на земле и принял позорную, ужасную смерть, от тех, кого Сам создал из праха земного. Неужели-же, братие, Он Всемогущий и Всеблагий не поможет и нам, когда мы, удрученные скорбями и грехами, падем пред Его пречистым Ликом и будем просить прощения наших грехов и благодатной помощи для богоугодной жизни! Ведь Он затем и страдал, чтобы облегчить всем путь ко спасению. Ужели-же Он оттолкнет грешника, со слезами просящаго помощи во спасение? Итак, христианин! как-бы ни были тяжки твои грехи, как бы ни трудно тебе казалось от них избавиться — вспомни об этом отроке, который был хуже тебя под властью сатаны — и одно слово Христа Спасителя освободило его от этого рабства ради моления его отца. — Может быть ты скажешь: тогда было другое время: Иисус Христос был на земле, ближе к людям и потому скорее давал им помощь. Это не правда: Господь всегда близок к нам: о Нем мы движемся и живем; Он теперь, после Своего страдания, смерти и воскресения еше ближе к сердцу человеческому, чем в бытность Свою на земле. Это подтвердил Он Своими собственными словами. Прощаясь с учениками, Он говорил: Я не оставлю вас сирыми, но приду к вам. Лучше вам, чтобы Я теперь ушел (от земли),потому что, если Я не пойду, то Утешитель (Дух Св.) не придет к вам, а если Я уйду, то пошлю Его к вам… И если кто Меня любит, того будет любить Отец Мой и Мы придем к нему и обитель у него сотворим. — Итак, братие, Господь к каждому из нас так-же близок, как Он был близок ко всем требовавшим Его помощи в бытность Его на земле. Поэтому не сомневайся прибегать к Его милосердию, как-бы ни тяжки были твои грехи, как-ни жестоко овладел диавол твоим сердцем. Господь изгонит из него все пороки и страсти, как изгнал их из того отрока, лишь-бы ты сам не предавался им добровольно, сам бы не призывал беса в свою душу, но дал бы себе твердый зарок впредь бороться со всякими соблазнами. А как с ними бороться, этому научает нас конец сегодняшняго евангельск. чтения. Когда И. Христос исцелил его, то (28) ученики спрашивали Его наедине: почему мы не могли изгнать его (беса)? 29. И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста. 30. Вышедши оттуда, проходили чрез Галилею и Он не хотел, чтобы кто узнал Его. 31. Ибо учил Своих учеников и говорил им, что Сын человеческий предан будет в руки человеческия, и убиют Его, и по убиении, в третий день воскреснет. Таким образом Спаситель указал два средства для борьбы с бесом и с грехами: молитва и пост. Разсмотрим, братие, значение этих спасительных средств повнимательнее, потому что ныне многие легкомысленно относятся к молитве и к посту, да еще говорят, что Христос Спаситель никогда не устанавливал постов и не велел помногу молиться. Стоит пожалеть этих людей: они решаются разсуждать об евангелии, очевидно, совершено не читая и не помня его. Господь не только заповедал с полною ясностью молиться и поститься, но и научил нас, как именно следует заниматься этими св. делами. Он говорил, что, «когда поститесь, то не будьте унылы,… чтобы показаться людям постящимися… но помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцем твоим, Который втайне, и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно». Если Господь обещает за пост награду от Отца небеснаго, стало быть Он считал его за дело святое. — Только надо и то разуметь, что Он не назовет постящимся человека, который в пост ест еще больше, чем в мясоед, только без мяса, да напивается вином; такой человек постится не пред Отцем небесным, а пред своим собственным заблуждением. А ведь какая польза душе от воздержания в пище, какую свободу чувствует человек от всяких плотских пожеланий! Но ведь пост по христианскому учению не в одной пище и кто только отказывает себе в пище, а ведет такую-же жизнь, как всегда, тот пусть не думает, что он постился: истинно постящийся христианин должен посвящать это время на обсуждение своих поступков, на чтение свящ. книг, на безмолвие и сосредоточенность, а паче всего — на молитву: пост без молитвы — и не пост. Так вот теперь иные говорят, что И. Христос велел молиться не помногу, потому что не в многословии спасение. Правда Он говорил: «молясь не говорите лишняго, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны». Что значит, братие: «не говорите лишняго», а то, что не следует повторять слов молитвы, не молясь в сердце. Вот язычники думают, что им довольно языком проболтать побольше слов, или даже написать молитву на ремень, а потом намотать на катушку и потом развертывать его, не читая — так для их богов, это все равно, что молиться. Вот такую-то молитву и осуждает Господь, а о том, что следует постоянно молиться: Он ясно указал в притчах — вот, говорил Он, придет кто-нибудь к другу своему в полночь и начнет будить его, прося хлеба взаймы, чтобы угостить гостя. Лк. XI. 7. А тот изнутри скажет ему в ответ: не безпокой меня, двери уже заперты и дети мои со мною на постеле, не могу встать и дать тебе. 8. Если-же, говорю вам, он не встанет и не даст ему по дружбе с ним, то по неотступности его, встав, даст ему, сколько просит. 9. И Я скажу вам: просите, и дано будет вам, ищите и найдете; стучите, и отворят вам. Из этой притчи мы видим, что Господь учит нас молиться неотступно, умолять Бога о помощи неустанно, пока не получим просимаго. Не Богу, а тебе для размягчения сердца сие нужно. — И святая молитва, соединенная с постом, т. е. с воздержанием на лишния слова, на пищу и питье, далеко отгонит от тебя злыя страсти и пороки. Но вот иной скажет: я бы рад молиться и поститься, но для чего непременно поститься всем вместе в определенные дни года — не лучше-ли предоставить каждому молиться и поститься тогда, когда у него расположение явится, а не поневоле — ведь, И. Христос не установил, в какие именно дни надобно поститься. Дней-то Он, разумеется, не установил, скажем мы, потому что один пост устроен в память Его смерти, другой в честь Успения Пресвятыя Богородицы, третий в честь подвигов св. Апостолов; стало-быть, все события, в память которых устроены посты, были после земной жизни Спасителя. Поэтому Он, конечно, и не мог установить в память их постов — их установила св. Церковь, о которой Спаситель сказал, что ослушавшийся ея будет как язычник и мытарь. — А что до того, чтобы поститься лучше каждому, когда кто надумает, то так могут говорить люди, у которых охладела любовь к ближним. Ведь сыны св. Церкви не чужие друг другу — они предназначены все для одного общаго дела — создания взаимнаго спасения, так-что всякое доброе дело одного передается и другим и любовь каждаго христианина призывает милость Божию и на всех его братий. Если бы мы любили друг друга по заповеди Божьей, то мы бы не только не тяготились общим делом поста, но утешались и укреплялись духом сами, видя, напр., как с чистаго понедельника все добрые люди, как одна рать, пошли на битву с грехом и страстями. Не Господь-ли обещал быть посреде двоих или троих, собравшихся во имя Его? А когда целые приходы, целые города, целые народы — одним словом — вся вселенская церковь призывает в покаянии Его св. имя — разве Он не дарует всякому верующему сугубую благодать прощения. Говорят, что на людях и смерть красна — так неужели-же не будет красно такое св. дело, как спасение души вместе со всеми православными? — Еще говорят третьи: мы бы и молились и постились, но не можем понять, как это, если я виноват пред Богом, то молитва к Сыну Его может изгладить мою вину? ведь зло сделано — грех вопиет от земли на небо — я достоин возмездия, кары от всеправеднаго Судии — и вот гогорят, что только молись Спасителю — и тебе простится, будто ты и не согрешил. Как-же, спрашивают, заслуги Спасителя могут вмениться мне в праведность? Этой тайне поучает нас послезавтрашний праздник. — С сегодняшней вечерни, братие, началось предпразднество Благовещению Пресвятой Богородицы, когда Церковь празднует великое событие, состоявшее в том, что Сам Бог, Сын Божий, сделался человеком, вселившись во утробу девы, чтобы родиться от нея чрез установленное время. Видите-ли, человек создан безгрешным, но свободным, чтобы жить праведно или неправедно, потому что без свободы какая-же может быть праведность; ведь не похвалишь машину за то, что шибко едет, потому что знаешь, что она едет не сама по  себе, не свободно, а потому, что ее так устроили, — равно и  первый человек: чтобы преуспевать ему в праведности, он должен был от себя ее исполнять, быть свободным; вот он, имея свободу, направил ее не к добру, а ко злу, т. е. согрешил и своим грехом отпал от блаженной райской жизни и внес в земную жизнь все то зло, все беды и скорби, которыя мы встречаем здесь. Он, стало быть, своею греховностью заразил всю землю и всех людей, которые от него рождались, а те, кроме наследственнаго греха, грешили и сами по своей воле, и так вовсе подпали под власть сатаны и навлекли на себя все кары Божия. — В такой тяжелой скорби люди стали просить у Господа Искупителя, какого-либо Небеснаго Посланника, Который загладил-бы вину человечества пред Богом Своими страданиями. Но кто-бы мог сделать это? Ведь ни один человек не мог своею праведностью загладить греховность всех, да еще ведь всякий человек рождался в грехе сам; а ведь между тем, кроме человека никто и не мог искупить человечества, потому что ведь заслуга Ангела не была бы вменена человечеству: кто согрешил, кто виновен — тот и отвечай. — Но премудрость и всеблагость Господня от века разрешила сею неразгаданную людьми тайну. Сам Бог, Второе Лицо Св. Троицы, Сын Божий благоволил соделаться человеком, не чрез греховное рождение, каким рождались люди, но без греха, От чистой Девы, без мужа, безсеменно. Он принял в Себя естество человеческое, и затем, не сотворив Сам ни единаго греха, благоволил взять на Себя вину всего человечества и страшными муками душевными и телесными, такими муками, в которыя сложились все вины, все грехи всех людей, начиная с самых лютых грешников, Он удовлетворил правду Божию, искупил род человеческий от греха, проклятия и вечной смерти, примирив его с Богом. Как Адамов грех перешел на всех сынов Его, так, стало-быть, ныне праведность Господа нашего Иисуса Христа подается всем, которые соединились Его телу, т. е. св. Церкви, или обществу людей, учрежденному Христом на земле. Мы, братия, с Господом Иисусом едино и потому Он может своею праведностью очищать и прощать нас, как голова своим разумом направляет разумно все прочие члены тела. Вот почему чрез милость Господа Иисуса мы можем получить прощение нашим грехам: за них Он претерпел лютую смерть и потому теперь может даровать жизнь нам грешным. Чтобы вам яснее понять, как это Христов подвиг крестный может замещать нашу праведность и искупать наши грехи — возьмем такой пример. У одного почтеннаго человека был сын, которому отец поручил свое хозяйство на год, обещая ему по истечении срока великую награду. Но сын его, предавшись пьянству, попал в драку и его совсем изувечили, переломав ему руки и ноги, так-что он вовсе почти перестал годиться в работники. Тут-то сын раскаялся и со слезами просил прощения у своего отца — и что-же? Отец стал лечить его раны, а все работы по хозяйству взял на себя, предоставив сыну только такия небольшия дела, которыя тот мог кое-как исправить даже больной, а когда сын что-нибудь портил не по вине, а по безсилию, то отец поправлял работу. И при этом отец обещал, что, если сын справит эти дела, как следует и своею воздержностью и осторожностью успеет вылечиться, то он получит через год ту великую награду, которую отец обещал ему до болезни. — Видите-ли — Отец, это наш Спаситель, И. Христос. Человек, как тот непокорный сын, сроднился с грехом и грех, одолев его, изувечил его душу, заразив ее страстями, так-что люди, как тот сын — калека, уже не могли исполнять возложенный на них подвиг, не могли и искупить своей первой вины, — все это Господь И. Христос, как Отец чадолюбивый, взял на Себя и Своею праведностью и Своим крестным подвигом исполнил все то, что должны были претерпеть люди. Он их излечивает Своею благодатию и свящ. таинствами от грехов, как тот отец своего сына от увечья, и помогает им невидимо в той небольшой работе, которая возложена на них, которая состоит в том, чтобы употреблять в дело те благодатныя средства, какия нам даются от Бога, а если наша греховность и тут что-нибудь испортит, то Христос Бог, всегда сущий с тобою и здесь, как пестун, руководит тобою чрез твоего Ангела Хранителя, так-что от тебя требуется только одно, — чтобы ты повиновался Ему, повиновался тому легкому бремени Христову, которое осталось на тебе — с тем, чтобы по истечении этой земной жизни получить тебе ту-же великую награду, которая заслужена подвигом Христовым, а тебе дается лишь по Его безконечной милости. — Так вот каким образом Господь Иисус Христос может исправлять твои ошибки и прощать твои грехи. Вот почему Он, призывая к Себе людей, обещая дать им покой, и говорит: приидите ко Мне вси труждающиеся и обремененнии, и Аз упокою вы; возьмите иго Мое на себе и обрящете покой душам вашим. Иго-бо Мое благо и бремя Мое легко есть (Мф, XI. 28—30). — Видите-ли, братие, какое утешение, какую благодать в подвиге предлагает нам Христос Спаситель, призывая всех принять участие в Его благих дарах, дарованных нам не за наши добродетели, а за Его земной подвиг, начало Котораго празднуется в светлый день Благовещения. — Поэтому старайтесь чаще и внимательнее вдумываться в тайну искупления, вчитываясь в священныя строки Евангелия — особенно в те Его главы, где описываются крестныя страдания и смерть Господа Иисуса. Делайте это особенно в те минуты, когда грехи ваши подавляют вашу совесть настолько, что диавол начинает вам нашептывать, будто никто, ни даже Сам Бог не может очистить ваши беззакония. — Вообще, братие, всякий грамотный должен иметь св. евангелие и читать его, потому что только в нем во всей полноте указан путь спасения, «испытывайте, что благоугодно Богу — сказано в сегодняшнем Апостоле — дорожа временем, ибо дни лукавы; и так не будьте неразсудительны, но познавайте, что есть воля Божия» (Ефес. V. 10. 16. 17). И не только в минуты сомнений и горя думайте о спасении и прибегайте к чтению свящ. Писания и св. отец, как это обыкновенно бывает, что если гром не грянет, то мужик, и не перекрестится, но и в радости опять к Богу возводите свои мысли, потому что Он дает нам радость по Своей милости, а не по нашим заслугам. Вот в сегодняшнем Апостоле и сказано, что в радости: не упивайтеся вином, от котораго бывает распутство, но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами, и славословиями, и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу» — В самом деле, братие, послушайтесь хотя для опыта сперва слов Апостола, чем во время досуга предаваться разгулу — возьмите хоть раза три священную книжку — хоть житие какого-нибудь угодника, — а потом так вам понравится это занятие, что будете жалеть лишь о том, что давно не догадались приняться за такое приятное и святое дело. Эти книжки легко достать за медную деньгу вот в нашей лаврской лавочке, а польза от них великая: в них указано свят. отцами все, нужное для спасения. Вот в сегодняшней беседе мы, по мере сил, постарались изложить вам, как следует бороться с унынием и отчаянием, а у св. отцев указан весь путь спасения, как на картинке. Напр., сегодня, в пятую неделю поста, празднуется преп. Иоанну Лествичнику. Этот св. отец, подвизавшийся 75-лет на горе Синайской, дал наставления о всем порядке спасения, научая нас восходить до святости, как бы на лестницу, по тридцати добродетелям или ступеням, из которых первая — отречение от жития мирскаго, т. е. от следования похотям и страстям своим, а последняя — союз веры, и надежды, и любви, приводящий подвижника к Богу. Отсюда, братие, нам следует уразуметь, что, принявшись за подвиг покаяния, мы, если и исполним его, т. е. и получим от Господа прощение грехов и благодатную помощь, то наша задача еще не окончена, то еще нельзя успокоиться и предаться безпечности в уверенности, что мы уже достигли спасения души: нет, спасение даруется подвизавшемуся до конца дней, а подвиг, т. е. святая жизнь, не ограничивается одним раскаянием во грехах — он только начинается с этого, а сам состоит в постепенном усвоении себе при помощи божественной благодати всех христианских добродетелей, а это дело не скорое: ведь сразу не научишься и обыкновенному делу; — говорят, не учась и лапти не сплетешь, так тем более, самому важному делу в человеческой жизни, т. е. угождению Богу во всем — нужно научаться и усовершаться в этом до самого гроба; эту истину должны усвоить себе особенно начинающие говеть, потому что ведь и покаяние имеет смысл лишь в связи с намерением, твердым и непоколебимым намерением — исправить свою жизнь и посвятить главную работу своей души на то, чтобы прочее время живота своего скончати в исполнении заповедей Божиих, которыя велят нам стремиться к полному совершенству и богоподобию. И вот для этой цели, братие, читайте святоотеческия наставления о праведной жизни, напр., книжки Димитрия Ростовскаго и св. Тихона Задонскаго, которые для всех доступны и понятны не только, как учители, но и как благий пример, размышляя о котором, по слову Апостола Павла: свергнем с себя всякое бремя и запинающий нас грех и с терпением будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на Начальника веры и Совершителя Иисуса (Евр. XII, 1—2). Аминь.

    Произнесена в С. П-б. Казанском соборе в 1887 г.    

 
 

Слово Митрополита Питирима (Нечаева), Волоколамскаго и Юрьевскаго (+2003г.) в неделю 4-ю Великаго поста

 Питирим, митрополит Волоколамский и Юрьевский (Нечаев Константин Владимирович) 
ПОКАЯНИЕ СЕРДЦА
Во имя Отца и Сына и Святого Духа! Я хочу привлечь ваше внимание, потому что потребуется участие и вашей мысли в том, о чем я буду говорить, — о повествовании Евангелия от Марка, которое прочитали сегодня за литургией (Мк 9, 17-31). И не просто надо было выслушать его, а внимательно вникнуть в смысл происходившего и сказанного.
К Господу Иисусу Христу подошел взволнованный отец и говорит о том, что сын его с детских лет страдает тяжким недугом, который сейчас врачи назвали бы эпилепсией, ибо многократно в любом месте днем и ночью схватывает этот недуг его сына, бросает оземь, он цепенеет, судорога сотрясает его тело, пена течет из уст, и он, простите, корчится в страшных мучениях. Евангелист Марк определяет, что этим юношей обладал бес немой. И Христос подтверждает это, говоря: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него (Мк 9, 25). И вот страшная судорога потрясла тело юноши, и он был как мертвый, так что многие говорили, что он мертв. Но он встал и был здоров.
Это настолько потрясло учеников и всех окружающих, что потом между учениками и Господом Иисусом Христом состоялся отдельный разговор об этом. Ведь вспомните, сколько чудес сотворил Господь Иисус Христос: воскресил дочь Иаира, воскресил сына вдовы Наинской, без числа, невозможно было перечислить, скольких людей Он исцелил и поднял от одра болезни, очистил от проказы, изгнал бесов. Но именно после этого исцеления ученики спрашивают у Господа, наедине с Ним: почему мы не могли изгнать его? (Мк 9, 28). И вот Христос и говорит знаменательные слова:сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста (Мк 9, 29). Значит, исцелить прокаженного легче, чем исцелить бесноватого немого; значит, воскресить умершего легче, чем воскресить бесноватого немого.
Так вот, братья и сестры, отцы возлюбленные, подумайте, какой глубокий смысл таится в этих повествованиях, в этих словах Христовых. Наш отечественный подвижник святитель Тихон Задонский говорит, что малый член тела — язык, но великие пакости делает. А древние отцы золотого века, византийские богословы, говорили, что легче укротить дикого зверя, нежели обуздать язык человеческий. И сказано в Писании: языком своим оправдаешься, языком своим осудишься; за единое только слово напрасное будешь осужден в день суда (см.: Мф 12, 36-37); слово гнилое да не изойдет из уст ваших (Еф 4, 29). Вы посмотрите, сколь единомысленно все Писание в этом направлении. И мы сейчас говорим об этом часто, и люди светские непрестанно повторяют: вначале было Слово. Это великий дар Божий.
Чем отличается человек от природных других явлений, от мира животных и мира растений? Вы приведете мне много признаков, и вы будете правы, но главное отличие — это та духовная жизнь, которая выражается через слово. И вот поэтому, братья и сестры, сегодня, в дни святого Великого поста, когда вспоминаем мы двух великих подвижников благочестия и духовного подвига — преподобного Иоанна Лествичника и преподобного Симеона Нового Богослова (о первом мы знаем более, чем о втором), нам уместно и сказать сейчас о том, что есть наше поведение в области слова.
В одной из деятельных глав, то есть глав практических, необходимых для подвижников, следующих его наставлениям, святой Иоанн Лествичник говорит: злословие — это внутренний тайный недуг и скрытая пиявка в сердце, недуг, который рождается от ненависти и злопамятства. Вот это я и делаю главною мыслью своей небольшой к вам речи. Тот же Иоанн Лествичник, глубокий знаток человеческой души и подвига аскетизма, производит все движения души человеческой, дурные и хорошие, из внутреннего мира человека, различая «матерь» и «дщери», то есть источник и последствия. И вот то, что у нас в быту, в повседневной жизни, является постоянным нашим недугом, что расторгает союз людей, что сталкивает друзей, что производит бесчисленное множество врагов — неудержаиие языка, наше злословие, злоречие, необдуманная фраза, вылетевшее из уст слово, оказывается, имеют глубокий корень в сердце: ненависть и злопамятство. И этот недуг, как тайный яд, как пиявка, сосет и уничтожает человека. Не противнику своему мы наносим вред своим злым словом, оскорбляющим его, не его недостатки обнаруживаем мы своей критикой, нет! Мы разрушаем свое собственное сердце, потому что тайный яд приобретает материализацию, потому что пиявка, которая сосет наше сердце, она прежде всего удовлетворяет свою жажду теми чувствами, которые гнездятся внутри человека.
Вот почему, братья и сестры, мы в дни поста так часто говорили: дух праздности, празднословия не даждь ми. И не дай мне осуждать брата моего, потому что не ему мы наносим вред, а разрушаем самих себя; что же нам делать после этого, братья и сестры? Мы очень часто беремся за корень, забывая, что остаются пышными, заметными для всех листья. Мы иногда обрубаем эти листья, ветви, оставляя в глубине души своей глубокий корень. Вот поэтому время поста и дается нам для того, чтобы различить внутренний мир свой собственный, погрузиться в глубину своего сердца отсечением многих праздных, ненужных мыслей и чувств, погружающих нас в суету отвлечений и развлечений, иметь возможность в тишине заглянуть в свое сердце.
Есть древний образ — образ, использованный многократно подвижниками благочестия. Этот образ говорит о том, что в мутной воде не отражается солнце; на взметенной поверхности воды не отражается солнце; даже из-за легкого дуновения ветра, которое производит рябь на воде, не отражается солнце; и через стекло запыленное не проходит солнечный луч. Значит, прежде всего, время поста дается нам для того, чтобы очистить свой помысл, свое духовное зрение, свое око, установить тишину в своем сердце, чтобы в нем, очищенном внешне и успокоенном внутренне, отразился свет Христов, который мы многократно вспоминаем в дни Великого поста, когда выносят свечу из царских врат и произносят слова: «Свет Христов просвещает всех» (ср.: Ин 1, 9).
Пусть же этот свет Христов дойдет до нашего сердца, очищенного покаянием, сердца, успокоенного внутренним зрением, и тогда, обнаружив, что в нем где-то еще гнездится тайная пиявка, сосущая нашу духовную жизнь, где-то хранится яд ненависти, мы постараемся вычистить глубину нашей души. И тогда не будет у нас ни злословия, ни злоречия, тогда каждому мы скажем «друг мой» и «брат мой», утешим его добрым словом и, прежде всего, будем созидать его мир и мир своей души.
Вспомним преподобного Серафима (Дивеевская обитель открывается сегодня), вспомним его слова, когда он встречал приходящего к нему словами пасхальной радости: «Христос воскресе!» Мы ждем этого светлого праздника. Мы тоже хотим воскликнуть: «Христос воскресе!» — чтобы Господь отразился в нашем просвещенном сердце. Так пусть же в оставшиеся дни святого поста очистится наше сердце и уйдет из него весь яд и все дурное, что разрушает нас самих, а, созидая себя, поможем и ближним своим. Аминь.
Покровский храм, Московской Духовной академии.
12/25 марта 1990 г.